Хотелось бы рассказать о необыкновенно веселом и потрясающе сильном человеке, Йосефе Бау, безмерно любившем жизнь, спасшем жизни многим другим и жившем двойной жизнью даже у себя дома. Если бы вы встретили его на улице, вы бы никогда не подумали, что жизнь этого скромного, невысокого и худого человека достойна самых фантастических приключенческих романов...

Bau Collage6 aЭто был человек, прошедший все круги ада и постоянно говоривший о себе разными словами, что ему хорошо. Одна из его книг так и называется "Ему хорошо". Читая о нем, все время думаешь, сколько же всего может вместить одна человеческая жизнь? Как долго человек в ужасных условиях может оставаться человеком и еще при этом помогать другим?

Родился Йосеф Бау в 1920г. в Кракове и в 1938г. там же, мечтая стать скульптором, пошел учиться в Краковский университет. Уже в университете он вдруг увлекся готическими шрифтами, которые в дальнейшем и спасли ему жизнь.

Иногда судьба поворачивается к нам то лицом, то спиной. В 1939 году всех краковских евреев отправили в гетто. В гетто Йосеф, используя свой талант калиграфии, занимался подделкой документов, и тем спас множество жизней. С этими документами у евреев был шанс сбежать из гетто. Но себе он не сделал фальшивые документы. Когда его спросили, почему? Он ответил, что если он уйдет, то кто же тогда поможет другим людям? С помощью его документов из гетто спаслось по одним источникам 400 человек, а по другим - 1000.

Одна из дочерей Йсефа вспоминала, что однажды, уже в Израиле, пришел незнакомый человек и сказал ей, что он здесь из-за ее отца. И она спросила отца, что это значит? Но Йосеф очень рассердился и закричал: "Тихо, молчи!". Только после его смерти ей стало известно о фальшивых документах, которые он делал во время войны и после нее.

Из гетто он попал в концлагерь Плашов, где, благодаря умению писать готическим шрифтом, он занимался написанием текстов на ящиках, которые немцы отправляли из концлагеря в Германию. О том что было в этих ящиках, можно только догадываться. Он также рисовал плакаты и планы концлагерей.

Йосеф - тот самый человек из фильма "Список Шиндлера" С. Спилберга, чья свадьба показана в фильме. На самом деле, история свадьбы Йосефа и Ривки Бау в концлагере была совсем не такая. Все было гораздо страшнее. Ривка и Йосеф познакомились в концлагере Плашов, где мужчин и женщин держали отдельно, им было запрещено не то что прикасаться друг к другу, а и разговаривать. Все каралось смертной казнью. Благодаря тому, что Йосеф работал при лагерной канцелярии, у него было больше возможностей ходить по территории. И однажды, ожидая солнца для копирования чертежа, он и увидел Ривку. Весь их "роман" проходил в концлагере и они рисковали каждую минуту, находясь вместе. В какой-то момент они решили сыграть свадьбу...

Свадьба проходила в женском бараке, куда Йосеф пробрался, переодевшись женщиной. Разница между заключенными, мужчинами и женщинами была только в головном уборе. У мужчин была полосатая шапка на бритой голове, а у женщин белый платок на бритой голове. Йосеф всегда носил в кармане белый платок, который был его входным билетом в женскую часть лагеря. Если бы его там поймали, его бы сразу убили. В отличие от героев картины, у Йосефа и Ривки не было хупы, не было гостей, не было салата с майонезом и не было даже электрической лампочки, которую вместо стакана жених по традиции разбивает в фильме Спильберга. Благословение прочитала мать Йосефа. Были чудом сделанные кольца из где-то добытой Йосефом серебряной ложки, он выменял ее на хлеб. Хлебом, который он не ел несколько дней, он и заплатил за изготовление колец.

В то время, когда Йосеф находился в женском бараке, туда пришли с проверкой надзиратели, и подруги Ривки просто закрыли его своими телами и всякими тряпками, которые валялись на нарах. Йосеф обязан был вернутся в мужской барак к поверке, иначе, не обнаружив его на поверке, его бы убили. Время было позднее и ворота к мужскому бараку были закрыты. Между бараками были заграждения из колючей проволоки под током. И Йосеф, попрощавшись с жизнью и молодой женой просто бросился на проволоку, на которой умерло уже много людей. Позже, вспоминая этот момент, шутил: "Если бы меня ударило током и я бы погиб, утром все мужчины завидовали бы мне, увидев, как я повис на заборе с женской стороны".

Но ему удалось вернуться в барак, только порвав лагерные штаны. А поверку в этот день отменили. Как говорится, жизнь его была полна чудес. Свадьба, которая состоялась в концлагере, была символом для всех  там бывших, что у жизни есть продолжение...

В список Шиндлера Йосеф попал благодаря Ривке. Она делала педикюр немцам-надзирателям и имела некоторый "блат". Она попросила внести в список имя Йосефа вместо своего, так как считала, что она сумеет выжить в тяжелых условиях, ведь она была сирота и привыкла заботится о себе. Она понимала, что Йосеф не умеет выживать и надо ему помочь. Таким образом из Плашова Ривка попала в Освенцим, а Йосеф на завод Шиндлера.

Сам Йосеф говорил, что выжить в концлагере ему помог юмор. Он рассказывал анекдоты, и даже самые отчаявшиеся чувствовали облегчение. Он рисовал игральные карты, чтобы его товарищи могли играть. Он говорил, что самое важное - это смех.

В концлагере многие заключенные кончали с собой, так как не могли больше выносить происходящее. Делали они это на электрифицированном заборе, просто бросаясь на него. Йосеф со своими картами приходил к этому забору и ждал там. Если приходил кто-то из потенциальных самоубийц, он предлагал ему поиграть в карты. И начинал рассказывать неприличные, грубые анекдоты. И вдруг человек начинал смеяться и жизнь к нему возвращалась... Всего Йосеф провел в гетто и в концлагере 5 лет.

После войны Йосеф и Ривка встретились в госпитале в Чехии, куда Ривка попала после транспортной аварии. И эта их встреча была из разряда чудес...
Не зря про чудо Хануки Йосеф говорил, что того кто видел тысячи чудес, одним чудом не удивишь.

Уже после войны у Йосефа спросили, откуда он брал силы, чтобы смешить людей в концлагере, чтобы пережить все, что он пережил. Йосеф ответил, что сила - это неправильное слово. Правильное - любовь.

Уже в Израиле были опубликованы рисунки Йосефа, сделанные в концлагере и чудом сохранившиеся.

Он написал книгу "Шнот Тарцах" - игра слов на иврите, в приблизительном переводе "годы убийства". Она проиллюстрирована этими рисунками. Книга написана с присущим ему юмором.  Йосеф говорил о своей книге, что людям без чувства юмора такое нельзя  читать... Йосеф сказал про эту книгу, что это горькая конфета в шоколадной оболочке. В концлагере друзья говорили ему: "Ты - художник, рисуй что видишь. Потом никто не поверит нам, что такое было." Фотоаппаратов там не было и его талант был вместо фотографической камеры. Рисунки Йосефа стали единственным свидетельством о лагере и о жизни заключенных в концлагере Плашов. Нацисты полностью уничтожили концлагерь. Йосеф и Ривка считали, что это книга не о Катастрофе, а книга о философии жизни. Адаса, одна из дочерей Йосефа и Ривки, рассказала, что люди звонят им после того, как прочитали это книгу и говорят, что они теперь понимают что такое счастье.

После войны Йосеф закончил обучение в Краковском университете, но жить в Польше они не смогли и в 1950г.  репатриировались в Израиль. Он прошел все трудности алии и абсорбции. Чтобы лучше изучить иврит, он иллюстрировал слова и понятия.  Он даже выпустил книгу "Брит-миля" игра слов на иврите. Не обрезание, как обычно переводят это слово сочетание, а "союз со словом". В книге он стремился заразить читателя свой любовью и интересом к изучению иврита.

В Израиле Йосеф зарабатывал деньги, работая промышленным графиком и тут он стал одим из первых, создав множество разнообразных плакатов. Йосеф никогда не подписывал свои работы, чем сердил свою жену. "Зачем тебе моя подпись? Рисунок готов, я только мешаю" - отвечал Йосеф. Все-таки она его уговорила, и он придумал эту подпись, которая была похожа на лебедя...

И только после его смерти в 2002г. стало известно, почему Йосеф не подписывал свои работы и как художник был совершенно неизвестен. Он работал в израильской разведке Мосад и делал фальшивые документы для израильских разведчиков. Даже любимая жена и дочери не знали о его "второй" жизни. Он также делал фальшивые документы тем, кто привез в Израиль Эхмана.

Именно из-за работы на Мосад Йосеф остался практически неизвестным, как художник.

Он был художником, графиком, писателем, поэтом, философом, одним из первых израильских мультипликаторов. Из всяких находок, купленных на блошином рынке, он создал рабочее место мультипликатора. Он построил место для съемки и специальный киноаппарат для показа.
Свои мультфильмы он делал сам полностью от начала и до конца. Он придумывал сюжеты, образы, все сам рисовал и сам снимал.

Йосеф и Ривка как никто умели ценить жизнь, каждый ее день. Они много рассказывали о пережитом во время Катастрофы, в отличии от части выживших, которые ничего не рассказывали. Йосей и Ривка считали, что если не рассказывать, то это пойдет на пользу нацистам.

Дочери Йосефа и Ривки, Адаса и Цлила, создали музей отца в его мастерской. 

источник: блог на Лайфджорнал

Go to top