«Мне уже 92 года, я не выдержала, молчать я больше не могу», – это слова из письма, которое прислала в Синагогу русская женщина Нина Ивановна Алексеева, ставшая свидетельницей уничтожения евреев в городе Павловске. Приводим ее рассказ целиком.

rsstrel t

«Я потомственная жительница гор. Павловска, Ленинградская область, область, так как мои родственники, начиная с моего деда, постоянно жили в городе и служили при дворце. Отец мой проводил электричество в залах дворца по китайским шелковым штофам, был фельдъегерем великой княжны Ольги Николаевны (доставлял ей личную почту, скакал на коне), а дед был кучером у великих князей, братьев Константиновичей. У деда была большая семья и в мое время было живых 8 человек его детей. В 1941 г. я окончила в Павловске (тогда г. Слуцк) среднюю школу и поступила в 1-й ленинградский институт иностранных языков (Смольный), но началась война.

С 13 сентября 1941 г. станция «Детское Село» (г. Пушкин) и железная дорога были разбиты, а с 15 сентября 1941 года наш Павловск сильно бомбили немецкие «Мессершмиты». 13 сентября 1941 года я поехала в Ленинград на свидание с моим братом, который окончил в июне 1941 года институт связи им. Бонч-Бруевича, записался на фронт. Летом 1941 года его отправили на сборы (Краткосрочные курсы) от Всесоюзной Академии связи им. Буденного. Их палаточный лагерь находился в поселке Лесное, недалеко от Ленинграда.

Домой я попала только через сутки, т.к. поезд довез нас только до станции «Детское село», дальше не поехал. Всем пассажирам пришлось идти дальше пешком и в районе большого чугунного железнодорожного моста, что напротив Тярлево, переходя огороды по нашему пути все мы подверглись налету «Мессершмитов» и расстрелу с борта самолетов. Самолеты летали так низко, что я видела лица летчиков. От страха люди бросались лицом прямо в грядки, и кто потом поднялся, мы не видели.

Жили мы у самого дворца на улице Красного Курсанта. Наш дом разбомбили 14 сентября 1941 года зажигательной бомбой. Убило двух моих подруг осколками бомбы – сестер Когановых, Анну и Берту. 15 сентября 1941 года нас обстреливали бомбами, и весь народ от страха спрятался в подвалах дворца. 17 сентября пришли немцы. Шли засучив рукава и тащили кур, гусей в руках, кто козу. Шли они в военный гарнизон, где с царских времен находятся красные кирпичные казармы.

В городе разбомбили водопроводные линии, добыть воду было невозможно. Я с коромыслом на плечах ходила к реке Славянке, которая уже полна была трупов и вещей. Однажды я, не доходя до берега реки увидела высокую фигуру с длинной бородой, высокой клюкой, он с трудом опирался на нее чтобы подняться на горочку, т. к. наш город состоит из холмов. Увидев меня он повернулся ко мне с вопросом: «Барышня, где здесь находится ул. Нагорная, 6?». Я удивилась и спросила: «Дедушка, ведь это торговый техникум, а что Вам там надо?» А он мне в ответ: «Нас там собирают, завтра нас расстреляют». Это одна печальная история о еврее-дедушке. А вторая была у меня в центре города, где жила на ул. Васенко Иванова София.

До сих пор там стоит каменное длинное здание вдоль улицы, что напротив пожарной части, а во дворе этого здания, восстановленного после войны как прежде, находится большой двор. В этом здании до сих пор располагаются магазины города «Гостиный двор». Раньше там были и керосиновые и фуражные магазины, со двора был вход в квартиры.

Там жила очень трудолюбивая еврейская семья среднего достатка. Отец был без ноги, он стоял и продавал конфеты около булочной. Его супруга тоже где-то работала. У них было две дочери: старшая Раиса, с которой дружила Иванова София, и я. Однажды я пришла к Соне, а она мне поведала, что была Раиса, принесла свои вещи и велела их раздать, так как их, евреев, завтра расстреляют. У нее были приличные вещи, лучше чем у меня и у Сони: полупальто из натурального меха, красивые шерстяные и шелковые платья. Соня мне показала одну темно-бордовую блузочку в белую крапинку. Я попросила ее для фотографирования. Меня фотограф держал «под прицелом» 12 минут, так как не было света, а блузку я потом вернула Соне.

Осталось у меня на память только маленькое фото Раисы, как на паспорт. Потом я слыхала, что евреев, собрав на Нагорной, свели в Павловский парк на Березовую аллею, что находится за розовым павильоном. Всех расстреляли и засыпали рвы. Теперь эта аллея засажена новыми березами и ничего не напоминает о кладбище расстрелянных евреев. Мне очень обидно, что такая ужасная судьба евреев нашего города в войну напрочь забыта.

Мне уже 92 года, я не выдержала, молчать я больше не могу. Я обращаюсь к добрым и душевным людям, которые могут предпринять какие-то действия для увековечивания памяти о страшной трагедии в Павловске.

Вечная память нашим мученикам. Всех добрых людей с 70-летием Победы! Алексеева Нина Ивановна, пенсионерка, учительница иностранных языков.

5 мая 2015 года

фото: С выставки «Павловск. Оккупация. 17.09.1941 – 24.01.1944». Выставка проходила в Павловском заповеднике в 2014 г.
 
Go to top