В одной из многочисленных журналистских публикаций о премьер-министре Великобритании говорилось о том, что отец юной Маргарет, хоть и был небогатым человеком, откликнулся на призыв премьер-министра Черчилля к британцам не остаться равнодушными к судьбе спасенных из Европы еврейских детей и принял в семью еврейскую девочку, которую вырастил вместе со своими детьми.

 

tatcher 0904 1 1365497189.jpg.600x450 q85

 

Когда эта история всплыла в ходе предвыборной кампании Маргарет Тэтчер и ей задали вопрос об этом в ходе ее очередного выступления, Маргарет подтвердила факт, но сказала, что не собирается распространяться об этом: ее отец сделал доброе дело, но это не причина использовать эту историю как предвыборный козырь. Отказаться использовать этот факт семейной истории как козырь - при том, что баллотировалась Тэтчер от Финчли, населенного евреями района Лондона - на это способен лишь исключительно порядочный и достойный человек.

Оказалось, что журналист либо слышал эту историю в искаженном виде, либо память его подвела, и он перепутал факты.  Правда заключалась в том, что начинающий политик Маргарет Тэтчер скрыла доброе дело, сделанное не ее отцом, а ею самой. И лишь много лет спустя, уже уйдя с поста премьер-министра с величайшими в истории ее страны политическими достижениями, она сказала, что самым большим событием ее жизни было то, что она помогла спасти из лап нацистов еврейскую девочку из Австрии.

В 1938 году старшая сестра Маргарет, 17-летняя Муриэль Робертс, переписывалась со своей ровесницей из Австрии, Эдит Мулбауэр. В своих письмах Эдит рассказывала о том, как ухудшается ситуация вокруг евреев после "аншлюса" - захвата Австрии нацистской Германией. Однажды она задала прямой вопрос: не поможет ли ей семья Робертс бежать из Австрии? Нацисты начали хватать евреев на улицах и вывозить их из Вены, и семья Эдит опасалась, что она может оказаться одной из следующих жертв.

Альфред Робертс, отец Маргарет и Муриэль, был всего лишь мелким бакалейщиком; он владел двумя лавками, над одной из которых семья жила в небольшой квартирке. У семьи не было ни места, ни ресурсов, чтобы принять к себе Эдит. Но Маргарет, которой тогда было всего 12 лет, вместе со старшей сестрой начала собирать деньги среди жителей городка и сумела заразить своей идеей местный клуб "Ротари", члены которого согласились помочь спасти еврейскую девочку.

Эдит приехала и на протяжении следующих двух лет поочередно жила в более чем двенадцати семьях, в том числе и в семье Робертс. Затем она смогла получить необходимые документы и переехать к своим родственникам в Южную Америку.

Когда Эдит жила у Робертсов, она ютилась в комнатке Маргарет, на которую она произвела незабывемое впечатление. "Эдит была высокая, красивая, явно из небедной семьи", - писала много позже Маргарет Тэтчер в своих воспоминаниях. На самое главное, "она рассказывала нам, что значит жить, будучи евреем, под властью антисемитского режима. Один из рассказанных Эдит моментов особенно врезался мне в память: евреев заставляли скрести улицы". Для Тэтчер, которая считала, что всякая работа должна иметь смысл, это было столь же бессмысленно, сколь возмутительно.

Если бы не вмешательство семейства Робертс, вспоминала годы спустя Эдит, "я бы осталась в Вене, и нацисты меня бы убили".

Маргарет Тэтчер на всю жизнь запомнила этот урок. "Никогда не следует колебаться, когда можешь что-то сделать, потому что может оказаться, что ты спасешь человеческую жизнь", - сказала она в одном из выступлений, когда Эдит, живую и невредимую, удалось найти в Бразилии.

Как написал историк Чарльз Джонсон, это обостренное чувство справедливости осталось в ней навсегда. Тэтчер решительно пресекала британские инициативы помощи арабскому бойкоту Израиля, выступала перед советскими властями, протестуя против преследования еврейских отказников, добивавшихся разрешений на выезд в Израиль, не колеблясь, включала еврейских лидеров в свой кабинет министров (к расстройству многих). Тэтчер стала первым действующим британским премьер-министром, посетившим Израиль с государственным визитом. Благодаря всему этому, и многому другому, она навсегда останется в коллективной еврейской памяти как добрый и дорогой друг.

Источник

 

 

Go to top