Их было двадцать пять – еврейских мальчиков и девочек, оказавшихся за деревянными стенами крохотного поселения посреди сектора Газа в бушующем море арабов. Основанный ими форпост Кфар-Даром был единственным препятствием на пути египетской армии к Тель-Авиву. И она не прошла, потому что 228 дней и ночей они, находясь в блокаде, отражали одну за другой арабские атаки. 
Ih Bylo 25
Они хоронили убитых товарищей, они были истощены до предела, а часть из них – тяжело ранены, но они наотрез отказывались покидать форпост и оставались на посту, пока были силы держать оружие. На протяжении 70 лет их подвиг, перед которым меркнут многие деяния античных героев, в Израиле замалчивался. И лишь несколько дней назад в Кнессете прошла церемония чествования защитников Кфар-Дарома. Правда, в живых из них остались только двое.
Их было двадцать пять – еврейских парней и девушек, отправленных весной 1946 года в район Газы для создания нового еврейского кибуца. Всем им было от силы 19-20 лет. И все они были сиротами из Германии и Польши, прошедшими через гетто и концлагеря. После окончания Второй мировой войны их перевезли в подмандатную еще тогда Палестину и поселили в религиозном поселке Кфар-Хасидим, поскольку сироты были выходцами из религиозных семей.
Ih Bylo 25 1pg
«Командир Второго батальона “Пальмаха” Моше Нецер, отвечавший за безопасность Негева, решил дать этим молодым религиозным евреям, проникнутым духом сионизма, самое трудное задание – поселиться в секторе Газа, посреди арабов. А они были из тех, кто хотел получить трудное задание, – вспоминает Цвия Эппельбаум, дочь Авраама Димента – одного из командиров Кфар-Дарома».
Среди основателей Кфар-Дарома была и её мать – Иегудит, но молодые люди еще не знали, что им предстоит пожениться, родить и воспитать троих детей, увидеть внуков и дождаться правнуков. Аврааму Дименту было суждено умереть в 2005 году вскоре после того, как были снесены все еврейские поселения в Газе. По его собственным словам, второе уничтожение Кфар-Дарома стало для него даже еще более тяжелым испытанием, чем первое.
 Ih Bylo 25 2pg
Но тогда, в 1946 году, двадцать пять молодых евреев в рекордно короткие сроки создали, назвали его Кфар-Даром, то есть «южная деревня», и стали обживать. Место для нового поселения было изначально выбрано не случайно – Кфар-Даром расположился на магистрали, ведущей из Каира в Тель-Авив. Местные арабы время от времени обстреливали еврейскую молодежь, однако это были незначительные и спорадические инциденты, на которые почти не обращали внимания.
Всё изменилось в ноябре 1947 года – сразу после принятия ООН решения о создании на территории Палестины еврейского и арабского государств. И уже 30 ноября вокруг Кфар-Дарома развернулись ожесточенные бои. Местные батальоны «Братьев-мусульман» решили очистить территорию сектора Газа от евреев, и одна атака на Кфар-Даром следовала за другой. Затем к «Братьям-мусульманам» присоединились части регулярной египетской армии, и вскоре крохотное еврейское поселение оказалось в блокаде. Среди его защитников начался голод, им недоставало воды. Тогда с воздуха им сбросили 70 кг шоколада – им они питались на протяжении многих дней.Ih Bylo 25 3 pg
«Голод – это ерунда, его можно перетерпеть. К голоду мы все были привычны. А вот жажда куда страшнее! – вспоминает Авраам Бар-Эзер, защитник Кфар-Дарома. – Без воды ты падаешь духом, тебе становится все безразлично. Мы выползали ночью к колонке, чтобы накачать немного воды. Ну и, естественно, тут же попадали под обстрел. Во время одной такой вылазки меня сильно зацепило в ногу. Тогда меня еще можно было вывезти, но я отказался. Зачем? Я вполне мог стрелять, а у нас каждая винтовка была на счету! Так же вели себя и все остальные наши товарищи».
При этом живность в Кфар-Дароме водилась и в те дни, но защитники не ели её по религиозным соображениям. Когда небольшая группа бойцов «Пальмаха», отправленная им на подкрепление, сумела наконец проникнуть в Кфар-Даром, то обнаружила разгуливавших между домиками кур. Бойцы «Пальмаха» немедленно свернули птицам головы, ощипали и стали варить бульон.
– Вы ешьте, а мы не станем! – сказал Авраам Диамант. – Среди нас нет шойхета, который мог бы их кошерно порезать.Ih Bylo 25 5pg
Один из самых сильных боёв пришелся на 11 марта 1948 года. После шквального минометного огня, от которого защитники Кфар-Дарома вжались в стены, в атаку под прикрытием пулеметов пошли сотни арабов. Каким образом двум десяткам евреев удалось выстоять и остановить это наступление, остается непонятным, но уже к вечеру арабы были отброшены назад. Не менее тяжкий бой выдался и двумя месяцами позже – 11 мая 1948-го, но арабы снова отступили.
К 8 июля в Кфар-Дароме оставалось в живых всего 14 защитников. А по радиосвязи командование передало данные разведки: следующим утром египтяне предпримут еще одну массированную атаку, которую поселенцам, вероятно, уже не выдержать. Командование предложило защитникам Кфар-Дарома покинуть ночью поселение и, пробравшись между египетскими патрулями, добраться до Негева.
«Я помню последние дни существования Кфар-Дарома, – вспоминал Йосеф Вальд, один из двух доживших до наших дней участников тех событий. – Сначала нам пообещали прислать солидное подкрепление, вместе с которым мы осуществим прорыв в Негев. Потом нам сообщили, что подкрепления не будет и мы должны сами под покровом ночи двинуться на восток».
За полночь в абсолютной темноте группа начала ползком выбираться из поселения. С собой взяли только раненых, оружие и два свитка Торы. «Я полз первым и прокусил специальными ножницами поставленную египтянами вокруг Кфар-Дарома ограду из колючей проволоки, – рассказывает Йосеф Вальд. – Но разумеется, все пошло совсем не по плану: высланная нам навстречу разведгруппа попала в засаду египтян и вынуждена была вступить в бой. А мы, услышав звуки этого боя еще когда ползли между египетскими патрулями, бросились поддержать наших. В результате нам все-таки удалось соединиться с разведгруппой, понесшей тяжелые потери. Вместе с ними мы вышли к своим».
Когда оставшиеся в живых защитники Кфар-Дарома предстали перед Моше Нецером, отправившим их туда, они качались от голода и снова походили на узников концлагеря. Но они уже были совершенно другими евреями!
Утром 9 июля египтяне действительно начали массированный артобстрел поселения, после которого сотни арабских солдат с приказом «Пленных не брать!» устремились в атаку. Но ворвались они уже в абсолютно пустое поселение: уходя, евреи разрушили все, что возможно – ничто не должно было достаться врагу.
Спустя много лет Моше Нецер напишет в своих мемуарах: «Не уверен, что сегодня существовал бы Тель-Авив, если бы не Кфар-Даром и сопротивление, которое оказали его героические защитники. Понять, как они выстояли, невозможно. Но им явно сопутствовала военная удача. Это было какое-то фантастическое везение!»Ih Bylo 25. 4jpg
Тогда же, в 1948-м, Моше Нецер направил премьер-министру уже провозглашенного еврейского государства Давиду Бен-Гуриону просьбу наградить всех выживших бойцов Кфар-Дарома только что учрежденной высшей наградой страны – Орденом мужества. Но просьба словно не была услышана. Вскоре Нецер направил премьер-министру повторную просьбу – наградить хотя бы Янкеля Баувеля и Иегуду Тененбойма, проявивших особый героизм. И снова тишина. А затем холодный, в одно слово, отказ: «Нет».
На протяжении десятилетий подвиг героев Кфар-Дарома старательно замалчивался, и лишь в 1980-х годах о нем стали упоминать, да и то вскользь, словно сквозь зубы.  
Историк Арье Ицхаки, написавший книгу о боях за Кфар-Даром и также присутствовавший на церемонии в Кнессете, также считает, что всё дело в людях. «История блокады Кфар-Дарома не обрела должного места в нашей национальной памяти, потому что ее героями оказались “неправильные люди” из “неправильного сектора”. Вот уже много лет я обращаюсь к сменяющим друг друга начальникам генштабов Армии обороны Израиля с просьбой наградить всех участников боев за Кфар-Даром хотя бы посмертно и каждый раз получаю отказ. Никто не спорит со мной, что речь идет о героях. Но мне говорят, что всё слишком сложно и не стоит ворошить прошлое».
Двадцать пять еврейских ребят без боевого опыта и с самым примитивным оружием сдерживали более полугода натиск сначала сотен, а затем и тысяч солдат противника, вооруженных минометами, пушками и пулеметами. У меня это просто не укладывается в голове. Как и то, что большинству на эту историю наплевать.
 
Автор:  Пётр Люкимсон
По материалам  jewish.ru
 
Go to top