На фоне террора Израиль и весь Ближний Восток вступил в новую эру масштабного урегулирования, в котором еврейскому государству предназначено стать признанной региональной – и мировой - державой

Tramp and Natanyahu

 Израиль кардинально меняет направление. Точнее, его меняет весь Ближний Восток, раздираемый внутриарабскими войнами, террором и всеми производными анархии. Последствия начавшегося революционного дипломатического процесса, тайная закулисная подготовка которого велась в последние годы и о котором впервые было во всеуслышание объявлено на состоявшейся 15 февраля в Белом доме пресс-конференции Биньямина Нетаниягу и президента США Дональда Трампа, трудно не только переоценить, но и просто оценить, учитывая масштабность плана, шанса – но и рисков. Однако речь идет о полном перекрое и переустройстве Ближнего Востока и роли в нем еврейского государства. 

О значимости того факта, что палестинское государство как самоцель сошло с повестки дня американской дипломатии, говорят сейчас все. Это, безусловно, означает настоящий переворот в политике после того, как в течение 20 последних лет США открыто продвигали эту идею. Однако этот пункт является вторичным по сравнению с тем, что стоит за эти изменением. Ведь важно не только то, чего не будет, но то, к чему все идет.

На протяжении выступления Нетаниягу несколько раз повторил, что на Ближнем Востоке произошло принципиальное изменение, характеризующееся тем, что ряд арабских стран перестали расценивать Израиль как своего врага, и это открывает перед нами грандиозные перспективы регионального урегулирования. Дональд Трамп выразил эту мысль по-своему, по-простому, сказав, что готовится "гораздо более грандиозная сделка, чем многие в Израиле могут даже представить" и что эта сделка будет "включать многие страны и территории".

Те, кто внимательно следили в последние месяцы за утечками в израильских и арабских СМИ Ближнего Востока, могли заметить, что Израиль ведет интенсивные контакты с умеренными суннитскими странами – прежде всего со странами Персидского залива – отношения с которыми уже сейчас можно определить как неофициально дипломатические.
Например, в прессе Саудовской Аравии все чаще стали появляться произраильские высказывания публицистов, писавших о необходимости подружиться с Израилем и даже взять его за пример для подражания как государства, умудрившегося добиться значительных экономических, научных и технологических успехов. В другом случае саудовский принц Валид бин Таляль написал статью, в которой призвал палестинцев "прекратить оккупацию исконных еврейских земель в Иудее и Самарии" и добавил, что его страна "готова деньгами помочь палестинцам расселиться среди своих арабских братьев".
Король Бахрейна последние два года подряд принимал в своем дворце евреев, зажигал с ними ханукальные свечи и даже отплясывал под звуки еврейской песни, причем перед камерой, не боясь, что кадры утекут в СМИ. И они утекли.
Разные источники называют и другие страны как потенциальных союзниц Израиля – ОАЭ и Кувейт. Возможно, это еще не все, если учесть принцип "эффекта домино".
С этими суннитскими странами Израиль объединяет две вещи. Во-первых, общий враг, точнее два общих врага – шиитский Иран, стремящийся к региональной гегемонии, завладению ядерным оружием и поддерживающий международный терроризм, и суннитские экстремисты, флагманом которых в последние годы стало "Исламское государство". Во-вторых, общее стремление к стабильности, так как страны эти достаточно благополучны, чтобы понимать прелести процветания.
Слова Трампа о необходимости взаимных уступок могут напугать только детей. Взрослые люди понимают, что если ты живешь не сам с собой, компромиссы необходимы. Вопрос – какие. С позиции слабости или силы. Да и компромисс капитуляции рознь. Сейчас Израиль находится в позиции силы по отношению к арабскому миру: он не только уважаем ведущими арабскими странами (Египтом, Иорданией, Саудовской Аравией) как успешное стабильное государство, но и сумел за последние 10 лет умерить аппетиты палестинцев, разросшиеся в период между Осло и Размежеванием с середины 1990-х до середины 2000-х годов. Разговоры о палестинском государстве в Израиле в период Барака Обамы были лишь необходимыми пустыми декларациями, на деле же никаких уступок не было. Не случайно декларации эти испарились аккурат на встрече Нетаниягу с Трампом.Кушнер за трампом в визите Натаньяху
Просьба об ограничении строительства в поселениях в устах Трампа не была ультимативным требованием, оставив простор для маневра. Эта позиция была явно согласована с Израилем. И она понятна в контексте намерения начать дипломатический процесс. В контексте того факта, что никто сейчас не говорит о возвращении Израиля к границам 1967 года, окончательные границы, отделяющие Израиль от палестинского анклава, пройдут по иной линии, и только время покажет, какой она будет и где.
То, что палестинского государства в полном смысле этого слова не будет, не означает, что не будет никакого палестинского самостоятельного анклава, как бы он не назывался. Израильские условия касательно него были озвучены еще в Бар-Иланской речи Нетаниягу и были повторены на пресс-конференции с Трампом: палестинское образование должно быть демилиаризованным, признать Израиль еврейским государством и прекратить подстрекательство к террору в системе образования и СМИ.
Судя по всему, на первом этапе урегулирования палестинского вопроса будет произведено отчасти "через голову" самих палестинцев – видимо, при помощи и под гарантии арабских стран. Параллельно будут вестись прямые переговоры на условиях Израиля.
Судить о том, хорошо ли это для Израиля и гарантирует ли его безопасность, можно будет только тогда, когда будет представлен полный план урегулирования. Сейчас же начинается интенсивная дипломатическая работа. Уже 16 февраля, на следующий день после встречи с Нетаниягу, появилось сообщение, что Трамп планирует саммит с участием лидеров умеренных арабских стран. 
Существующие угрозы никуда не исчезнут. ХАМАС, "Хизбалла" и более мелкие террористические группировки продолжат портить жизнь Израилю. Но уже в ином контексте. Так что рано или поздно и на них найдется решение. Хотя о полном исчезновении из мира зла говорить не приходится. По крайней мере, до прихода Машиаха.
В итоге же зародившийся процесс призван превратить Израиль в региональную державу, признанную большой частью арабского мира. Помимо наших технологических достижений, благодаря которым Израиль уже стал технологической державой мирового масштаба, этот процесс приведет к дополнительному укреплению статуса еврейского государства во всем мире.
Современная международная система отличается крайней степенью анархии. Любая "бабочка" может вызвать цунами, и мы не всегда знаем, где именно она взмахнем своим злополучным крылом. Никто не отменяет риски и опасности, которые уже проявлены или могут проявиться в будущем. Но сложившаяся ситуация представляет небывалый шанс для благоприятного переустройства региона в пользу еврейского государства.
А уже как оно сложится в конце – знает только Бог. И он дал ним этот шанс, чтобы мы воспользовались им с еврейской мудростью, стойкостью и верой в нашу правоту и миссию быть маяком света для других народов.
 
Анна Данилова
 
 Фото 1: АР - Абу-Мазен, Трамп, Нетаниягу. 
 Фото 2: Reuters - Супруги Трамп и Нетаниягу в Белом доме
 
 
Go to top