В начале нынешнего года сотрудники мемориального комплекса «Яд ва-Шем» наткнулись в городском архиве Каунаса на список 26 тысяч местных евреев. Многие из них были депортированы в лагеря и погибли в годы Холокоста. В перечне обреченных упоминалось имя Леи Гольдберг - будущей знаменитой израильской поэтессы.

Goman1Этот факт ускользнул от ее биографов. Да и самой Лее Гольдберг, умершей в январе 1970 года, так и не суждено было узнать, что литовские власти еще за шесть лет до нацистской оккупации Литвы внесли ее имя в особый список на переселение в гетто, которое в годы Холокоста было полностью уничтожено…

Лея родилась в Кенигсберге, столице Восточной Пруссии, который ныне называется Калининград. В четырехлетнем возрасте родители перевезли ее в Литву, в Ковно, едва ли не на треть состоявший из еврейского населения. В городе издавались журнал и газеты на идише, в одной из них спустя десять лет появились первые поэтические сочинения 15-летней ученицы еврейской гимназии Леи Гольдберг.

Публичное признание поэтического таланта дочери в столь юном возрасте настолько вдохновило ее родителей, что они, будучи людьми состоятельными, оплачивали учебу Леи сначала на факультете семитологии и германистики в университете, а затем не противились ее желанию повысить квалификацию на аналогичной кафедре в Берлине, где способная студентка получила и диплом магистра, и степень доктора философии.

Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба Леи Гольдберг, но ее родители  оказались не только любвеобильными, но и прозорливыми. Вместе со своей 24-летней и еще незамужней дочерью, выпускницей Берлинского университета, они в 1935 году покинули Литву и эмигрировали в подмандатную Палестину. Это произошло за шесть лет до массовых убийств еврейских жителей Каунаса, которые совершались нацистами не без активного участия местного населения.

В довоенном Израиле профессия Леи Гольдберг оказалась невостребованной. Доктор философии удовлетворилась преподаванием в школе и одновременно работой в качестве литконсультанта театра «Габима». На первых порах она переводила на иврите классику - Толстого, Чехова, Шекспира. И - Ахматову. Коммерческий успех ей принесли детские стихи Она перевела на иврит «Алые паруса» Александра Грина, повесть Валентина Катаева «Белеет парус одинокий», стихи Чуковского и Маршака.

 

Go to top