Те, кто был близко знаком с Муслимом Магомаевым, отмечали его честность – порой даже болезненную. Не всегда она была удобна и ему самому – но мера таланта такова, что он мог себе позволить не пригибать голову. Разумеется, в тех рамках, которые были возможны в Советском Союзе.

 

magomaev 201431

 

В биографии певца был и момент, напрямую связанный со Святой землей – и далеко не всё ему понравилось в Израиле. Знаменитый артист Нахим Шифрин на своей странице в сети Facebook цитирует отрывок из книги Муслима Магомаева «Живут во мне воспоминания»:

"Я побывал в Израиле с гастролями первым из советских артистов еще тогда, когда у нас не было дипломатических отношений на уровне посольств. Поездка была организована по линии Госконцерта, но опекала нас компартия Израиля: приходилось общаться с этими товарищами, которые рекомендовали нам, что и где надо посетить.

Одно из впечатлений, неприятно поразивших меня, было посещение Назарета. Нет, благословенный город тут ни при чем, все дело было в его тогдашнем мэре, коммунисте-арабе. Во время приема этот градоначальник явно перебрал, то есть напился так, что хуже не бывает. И стал требовать: «Ты певец, и все хотят, чтобы ты пел».

Видимо, он решил, что если местные коммунисты приняли участие в организации наших гастролей, то я должен быть игрушкой в их руках. Я уже упоминал, что терпеть не могу застольного пения. Правда, бывают ситуации, когда надо петь. Тут как раз такой случай — мэр вцепился, не отвяжется. Тогда я решил схитрить, сказав, что без аккомпанемента не пою. Хитрость не удалась, потому что мэр приказал притащить синтезатор. Я поковырялся в клавишах: «Не смогу на нем играть — клавиши западают. Вот если бы был рояль…» Я прекрасно понимал, что рояля им сейчас не достать…

В общем, кое-как удалось отвертеться. Мэр, от огорчения, что не удалось заставить меня петь, еще больше начал налегать на горячительное. Войдя в политически-коммунистический азарт, он стал кричать нечто вроде: «Да здравствует Советский Союз, а Соединенные Штаты долой! И всех американцев… туда-то и туда-то! И хорошо, что грохнулся этот их "Челленджер"!.. Пускай американские корабли бьются, а советские "Союзы" пусть себе бороздят просторы Вселенной…»

Я не выдержал, встал и ушел с приема. Не потому, что я обиделся за американцев, а потому, что хамство должно иметь предел. Почему я это сделал? Такой у меня характер. Наверное, не должен был я так тогда поступать — ведь я был не у себя дома, а в гостях. Но все равно — хлопнул дверью…
На следующий день в секретариате компартии Израиля стали выяснять, что случилось. Я сказал, что ничего особенного, если не считать, что мэр пил, заставлял меня петь, а потом беспредельно хамил. А я всего этого не люблю.

Ладно, это все материальная сторона дела, а представьте себе, что творилось в моей душе: в Святом городе слышать и видеть такое? Или у вас здесь, товарищи, вовсе без веры обходятся?"

Во всём остальном эта поездка порадовала певца:

"С моим другом, прекрасным пианистом Фархадом Бадалбейли (ныне он ректор Азербайджанской государственной консерватории) мы прилетели в Израиль в тот же день, когда там встречали Натана Щаранского: помню, что народу на аэродроме собралось очень много, но не по поводу нашего приезда…

Моя израильская публика дышала Одессой, Киевом или Днепропетровском. Знакомые все лица — словно я их где-то уже встречал. А уж они-то меня точно видели. Я выходил на сцену:

— Здравствуйте, дорогие друзья. Говорят, что сейчас у Магомаева в стране поклонников поубавилось. Возможно. Ведь многие теперь здесь, в Израиле…

Потом уже не надо было ничего говорить — дальше были просто музыка и слезы…

… Израиль. Святые места. Смешение культур и религий. Впечатление сказочного сна…"

Позднее Муслим Магометович побывал в Израиле уже со своей женой Тамарой Синявской. И на сей раз никакие коммунисты не испортили ему впечатление от поездки.

Жаль, как жаль, что умер он по сегодняшним меркам совсем молодым – в 66 лет. 25 октября — годовщина этой трагической даты…

Источник

 

Go to top