Завершившийся в Одессе 7-ой международный кинофестиваль по праву можно считать отражением тенденций в современном кино. И это кино имеет «женское лицо», как в режиссуре, так и в тематике представленных картин. Достаточно сказать, что режиссерами из 7 из 12 фильмов международной конкурсной программы являются женщины.

Израильское кино на фестивале в разделе «Специальные показы» было представлено фильмами «Гора» (режиссер Яель Кайям) и «Гет, суд Вивиан Амсалем» (режиссеры Ронит Элькабетц и Шломи Элькабетц). Оба фильма рассказывают о женских судьбах в израильских реалиях.

Картину «Гора» представляла исполнительница главной роли израильская актриса Шани Кляйн, которая в этом году была приглашена в Жюри национальной конкурсной программы. Зрителям одесского кинофестиваля Шани Кляйн знакома по фильму «Мотивации ноль», обладателю Гран При и Золотого Дюка 2014 г., где она великолепно сыграла одновременно брутальную и женственную роль лейтенанта израильской армии. Ее роль в фильме «Гора» - полная противоположность.

 

 

o 1

Фрагмент из фильма «Гора»

Героиня живет в маленьком доме на Елеонской горе в Иерусалиме, в непосредственной близости к знаменитому во всем мире кладбищу. Религиозная женщина, день которой заполнен домашними делами, практически все время находится одна, наедине со своими мыслями и заботами. Дети в школе, муж на работе - он преподаватель в ешиве, подруг и знакомых поблизости нет. И ее единственное развлечение – прогулки по кладбищу, и обмен редкими учтивыми фразами с рабочим, копающим очередную могилу.

Неожиданно для себя героиня фильма открывает еще одну сторону жизни кладбища – вечерами и ночами несколько дам легкого поведения используют это место для своего ремесла, и довольно шумно проводят время среди могил в окружении сутенеров и клиентов. Это вначале шокировало героиню Шани, но постепенно она, сначала наблюдая издалека, а затем, пообщавшись с одной из этих дам, открывает для себя такую далекую от ее мира новую сторону жизни, и приходит сюда вечерами вновь и вновь, и даже начинает кормить эту публику своими домашними блюдами. А дома – опять одиночество днем, бесконечное ожидание мужа с работы и его вечерних занятий, редкие фразы, еще более редкая близость, даже в то время, когда она разрешена мужу. Причем, мы видим, как не только физическая близость, но и духовное взаимопонимание постепенно уходит из взаимоотношений этой внешне благополучной семьи. Героиня пытается быть интересной мужу, делится с ним своими нехитрыми новостями, просит чаще бывать дома и укладывать детей спать, что так важно для сохранения семейного тепла, но она, буквально «натыкается» на его холодность, равнодушие, полное игнорирование ее потребностей от мелких бытовых вопросов до вопроса сохранения авторитета матери во взаимоотношениях с подрастающими детьми.

Лед, прикрытый внешним соблюдением традиционных обычаев – вот среда, в которой живет эта женщина. Ее муж, говорящий «правильные слова» о том, что у каждого в семье свое место и своя роль, на деле не соблюдает главную заповедь еврейской семейной жизни: не удовлетворяет ни физические, ни эмоциональные потребности своей жены, не восхваляет ее, не приносит в дом радость. Шани Кляйн блестяще передала всю внутреннюю боль и неудовлетворенность своей героини не пользуясь яркими красками, а передавая ее переживания иногда одними глазами, сдержанной мимикой, выразительной пластикой.

Открытый финал фильма оставляет зрителям поле для размышлений. Какую из сторон своей жизни – болезненно-реальную или будоражаще-наблюдательную она решила прервать? После окончания фестивального просмотра, несмотря на полночь, зрители не торопились расходиться, а собирались возле кинотеатра группами, обсуждали фильм, спорили о финале, предлагали свои версии, пытались узнать у актрисы ее версию и версию режиссера. А это значит, что история всех "зацепила"!

Еще одна израильская картина «Гет, суд Вивиан Амсалем» снята батом и сестрой Элькабетц, в котором Ронит Элькабетц замечательно сыграла главную героиню Вивиан.

 

 

o 2

Фрагмент из фильма «Гет, суд Вивиан Амсалем»

Этот фильм – заключительная часть трилогии, рассказывающей о судьбе израильской женщины на пересечении современности и традиционных законов. Героиня в течение пяти лет пытается получить гет (разводное письмо) в раввинском суде –единственном юридическом учреждении, которое отвечает за разводы в Израиле. Пять долгих лет, неделя за неделей, месяц за месяцем она и ее адвокат пытаются доказать право Вивиан не быть женой человека, с которым она просто не может жить вместе.

Все действие фильма происходит в маленьком зале судебных заседаний и комнате ожидания перед ним. Одна моя коллега, не видевшая фильм, спросила у меня: не антирелигиозный ли он, не направлен ли на разрушение ортодоксальных устоев? Отвечаю и ей, и всем, у кого могут возникнуть такие вопросы – нет. Фильм не разрушает устои, он дает почву для глубоких размышлений, что нужно поменять в существующих правилах, какие внести в них реальные корректировки, чтобы жизнь честной женщины, которая хочет жить по еврейским законам, не собирается обманывать, хитрить, или уезжать из Израиля, не превращать в многолетнюю изнурительную борьбу, не доводить до отчаяния, граничащего с безумием. Судьи в этом фильме добросовестно пытаются, следуя букве закона, помочь Вивиан, они перебирают все возможные причины развода. И, кажется, что законных причин для развода нет. Просто нет любви, а есть взаимная ненависть, многолетняя отчужденность и нестерпимая душевная боль от осознания героиней своей зависимости от такого положения. Привлекаются свидетели, выступают адвокаты, меняются судьи. Шаг за шагом, выслушивая многочисленные монологи и диалоги, мы следим за процессом и понимаем, что ни суд, ни адвокаты, никто не сможет разрешить создавшуюся ситуацию, кроме мужа, который с упорством маньяка отвечает «нет», на все предложения судей дать жене гет. Наступает момент, когда, казалось бы, все заканчивается, и разводное письмо уже почти в руках Вивиан, но муж в последний момент отказывается произносить фразу, что теперь она будет разрешена другим мужчинам. И все начинается сначала.

Наконец, после очередного болезненного разговора Вивиан с мужем, дав ему слово, что после него у нее не будет других мужчин, она приобретает долгожданную свободу. Проблема гета не нова в еврейском мире и еврейском искусстве. В произведениях многих писателей, которые в начале 20-го века писали на идиш, поднималась эта тема, актуальная в те времена, когда многие мужья, уезжая покорять новые земли, в Америку или на Ближний Восток не возвращались, и без свидетельства об их смерти или разводного письма, оставленные женщины становились агуна — «безмужними женами» или «соломенными вдовами», не имеющими права создать новую семью и родить законных детей. Но, как мы видим, и в наше время проблема гета остается серьезным вопросом в израильском обществе и в современном еврейском мире.

Стоит отметить, что фильм «Гет, суд Вивиан Амсалем» стал победителем в номинации "Лучшая картина" в рамках израильского конкурса "Офир", был удостоен награды за лучший сценарий на Международном кинофестивале в Хэмптонсе, США, номинировался на «Золотой глобус» 2015 г. в разделе «Лучший фильм на иностранном языке».

Среди европейских фильмов ОМКФ-2016, затрагивающих еврейскую тематику также были фильмы, посвященные различным вопросам жизни через женский взгляд. Так женская тема звучит основным лейтмотивом в фильме «Феникс» немецкого режиссера Кристиана Петцольда.

 

 

0 3

Фрагмент из фильма «Феникс»

Жертва Холокоста Нелли Ленц, выжившая в концлагере, но потерявшая после тяжелого увечья и пластической операции свое лицо, не может начать жизнь заново. Она не соглашается уехать из Германии вместе с подругой, и разыскивает своего мужа - немца Йоханнеса, виновного в ее аресте. Он не узнает жену, считая ее погибшей, но новая знакомая кажется ему удивительно и неуловимо не нее похожей, и он предлагает Нелли сыграть роль «покойной» жены, чтобы получить денежную компенсацию.

Одна из сильнейших сцен фильма – чтобы достичь совершенного сходства в почерке, Йоханнес диктует Нелли ее же любовное письмо из молодости, а она, помня некоторые строчки наизусть, опережает его «диктант». Для своей самоидентификации, для возрождения, для ощущения реальности жизни Нелли нужна ее любовь к этому человеку, с его пороками и слабостями.

В украинской ленте Алены Демьяненко «Моя бабушка Фанни Каплан» весь революционно-исторический контекст ушел даже не на второй, а на третий план, выделив на первый женскую судьбу и любовную историю Фейги-Фанни.

 

0 4

Фрагмент из фильма «Моя бабушка Фанни Каплан»

 

«Вечная любовь» к герою молодости Гарскому-Шмидману, принятие без ответа любви Дмитрия Ульянова, новая встреча с коварным Гарским – вот нити, ведущие героиню к своему трагическому финалу согласно трактовке авторов этого фильма.

И еще одни штрих. На церемонии закрытия ОМКФ 2016 член жюри международного конкурса немецко-украинский кинорежиссер Ева Нейман была представлена, как израильский режиссёр. Значит ли это, что израильская когорта талантливых женщин-режиссёров пополнилась еще одним именем, или это была оговорка ведущей – покажет время. Одно можно сказать с уверенностью – израильское «женское» режиссерское кино и кино о женщинах есть, и оно очень интересное. Пожелаем кинематографистам удачи, плодотворной работы над новыми фильмами, и до встречи на 8-м Одесском международном кинофестивале в июле 2017 года.

Марина Константинова
Одесса

 

Go to top