Сегодня, 14 июня 2016 года, в парке им. А. Малышко на одноименной улице установлен памятник украинскому поэту Андрею Малышко.

13413524 10206175661057902 5717205476244162348 nЕще в ноябре 2014 года Министр культуры Евгений Нищук и главный архитектор Киева Сергей Целовальник установили металическую стелу, как знак будущего памятника в парке на улице, названной именем поэта. "Гипсовая модель скульптуры уже изготовлена. Писатели, которые хорошо знали Андрея Малышко, вместе с автором скульптуры Романом Захарчуком тщательно работали над образом поэта. Часть средств у нас есть, поэтому надеемся, что уже в мае-июне следующего года бронзовый памятник Андрея Малышко высотой 3,5 метра украсит этот парк", – отметил Дмитрий Павлычко в тот день.

И вот день установления памятника настал. В лучших традициях советского реализма на гранитный пьедестал водружена бронзовая фигура украинского литератора, вздымающего руки, как бы декламирующего собственные строчки, запечатленные на граните ниже: 

"Україно моя, мені в світі нічого не треба,
тільки б голос твій чути і ніжність твою берегти..."

Ясно, что автору таких слов и еще: "і на тім рушничкові оживе все знайоме до болю..." декоммунизация не угрожает. Совсем наоборот, о чем  свидетельствует появление памятника. 

Талант поэта очевиден. Современнику, который даже не знаком с творчеством Малышко, это будет легко понять, прочитав четверостишие на гранитном основании. Но справедливости ради стоит отметить, что в послевоенные годы так называемой антиеврейской кадровой чистки и роспуска Еврейского антифашистского комитета Андрей Малышко проявил себя как антисемит, неоспоримым свидетельством чего является Документ №36 МГБ УССР - "МГБ УССР - руководству Украины и МГБ СССР о высказываниях представителей интеллигенции Киева в связи с началом антиеврейской кадровой чистки" от 16 февраля 1949 г.

808510

 

Малышко: "Все они были агентами капиталистической Америки и Израиля"

Разветвленная сеть информаторов доносила органам сведения о реакции киевской интеллигенции на аресты Гофштейна, Фефера, Спивака. Документ содержит откровенные доносы на еврейских коллег, сотрудников, знакомых, приводя их разговоры или скупые фразы, которые являются реакцией на начавшиеся аресты, закрытие еврейских печатных изданий и организаций.

Есть и показания нескольких украинских литераторов. Среди них  - Андрей Малышко:

"Поэт МАЛЫШКО, обсуждая вопрос об аресте СПИВАКА и других еврейских националистов, говорил:
«...Это все звенья ГОФШТЕЙНА. Его сейчас допрашивают, клубочек на следствии разматывается и дойдет до многих. ...В Москве расформирован весь антифашистский еврейский комитет, сразу 400 евреев остались без работы. Но этого мало! Их еще раскусят. Этот комитет занимался антисоветской работой. Все они были агентами капиталистической Америки и Израиля».
Касаясь смерти МИХОЭЛСА, он высказал следующее мнение: «...Вы думаете, МИХОЭЛСА убили так себе? Бандиты? Нет! Эта смерть весьма загадочна. Ведь с него не сняли даже золотых часов. Его надо было убить, чтобы замести следы. И убили его по заданию Нью-Йорка или Лондона, куда он ездил вместе с ФЕФЕРОМ. Очевидно, их там завербовали»".

Помнить достойные имена

Можно ли факт такого доноса отнести к системе давления органов на ведущих представителей украинской интеллигенции или это добровольный акт и собственные умозаключения поэта - сегодня трудно сказать. Но с уверенностью можно отметить, что среди национальных героев Украины людей с незапятнанной репутацией не много. Советский социалистический строй наложил свой гнетущий отпечаток на слова и действия большинства выдающихся представителей того времени.

Конечно, искреннее желание в восстановлении исторической памяти и справедливости не заканчивается выявлением темных страниц тоталитарного прошлого. Действительно хочется, чтобы были увековечены светлые имена неравнодушных к Украине и к Киеву деятелей культуры, науки, искусства, а так же простых соотечественников, принесших славу своей Родине. Андрей Малышко был удостоен почестей еще при жизни и после смерти в Киеве его именем названа улица. Но сколько таких достойных имен, которые прославили наш город, и им не стоят памятники, их нет в адресной книге столицы.

Не раз еврейские организации Киева обращались к городским властям с просьбой, чтобы в рамках закона о декоммунизации назвать улицы именами таких выдающихся киевлян как меценаты Бродские или Каракис. Однако, прошения не удовлетворены и по сей день. Не хотелось бы думать, что постыдная политика исключения ярких представителей национального меньшинства из памяти общества продолжается.

Илья Лихтман

 

 

Go to top