В апреле 2015 года состоялась поездка пятнадцати украинских журналистов - представителей различных еврейских и нееврейских СМИ Украины, в Берлин на учебный семинар по теме Холокоста. Семинар, посвященный «Геноциду европейских евреев – История и память», состоялся благодаря приглашению Доктора Вольфа Кайзера и Дома Ванзейской конференции при поддержке Еврейского фонда в Украине и Председателя его правления - Аркадия Монастырского.
Berlin 1Чрезвычайно насыщенный четырехдневный семинар проходил в одном из самых живописных мест Берлина - на берегах озера Ам Гросен Ванзе (Am Großen Wannsee) на вилле "Марлир", в Доме-музее Ванзейской конференции или Мемориальном центре Холокоста.
 
Историческая справка. - Именно здесь, на этой роскошной вилле, прошло совещание представителей министерств и ветвей власти нацистской Германии, состоявшееся 20 января 1942 года, названное впоследствии Ванзейской конференцией. На той конференции было принято решение о путях и средствах воплощения в жизнь «Окончательного решения еврейского вопроса» — программы геноцида еврейского населения Европы, для которой в настоящее время используется термин «Холокост». 

Семинар 2015. - Учебные семинары проходили ежедневно с 9.00 до 18.00 и включали лекции, которые стали для многих возможностью открыть новые страницы истории, и рабочие мастерклассы и общение в группах, где проходили дискуссии и рассуждения на основе документов того времени.

Д-р Вольф Кайзер, д-р Кристоф Кройцмюллер, д-р Элке Григлевски и Татьяна Маныкина - сотрудники Дома Ванезейской конференции раскрыли темы: установление нацистской диктатуры; мысли и действия нацистских преступников - управление и организация убийств; газеты, управление прессой и цензура в Германии 30-х гг.; журналистская работа при национал-социалистах; культура памяти в Германии и различные стороны в разговоре о Холокосте и национал-социализме.

За эти дни участники учебного семинара посетили Еврейский музей Берлина (Jüdisches Museum Berlin), мемориальный комплекс Заксенхаузен (Sachsenhausen) - концентрационный лагерь, где за годы с момента прихода Гитлера к власти и до конца войны погибли 100 000 человек, Музей топографии террора (Topographie des Terrors), который находится по адресу: Берлин, Альбертштрассе, 8 - адрес, по которому располагалось Главное управление СС. После войны здание было разрушено до основания и ни государственные организации, ни бизнес, ни частные лица не хотели строить на месте бывшего гестапо ничего нового. Место пустовало. Пока в 2010 году не построили новое здание Музея топографии террора, экспозиция которого рассказывает о нацистских преступниках, о карательных отрядах и смертоностных операциях для миллионов людей, подготовленных и осуществленных в годы Второй мировой войны.

Музейная выставка Дома Ванзейской конференции открыла тайны судьбоносного для европейского еврейства совещания, где всего за полтора часа пятнадцатью особами во главе с Рейнхардом Гейдрихом - начальником Главного управления имперской безопасности, которого Герман Геринг назначил ответственным за "окончательное решение еврейского вопроса", были подписаны документы о начале самого страшного и массового, не знавшего в истории человечества аналогов, уничтожения евреев. Важно отметить, в документах конференции понятие "депортация евреев" было заменено словосочетанием "эвакуация евреев", а уничтожение или смерть заменено на "особое отношение к евреям". Вдумайтесь, какова степень цинизма и безнравственности.

Вниманию присутствующих на конференции 20 января 1942 года был представлен список — статистическая оценка еврейского населения в каждой из европейских стран, всего 11 миллионов евреев. В этом списке особо заслуживает внимания число евреев Албании — 200 человек, что свидетельствует о тотальности «окончательного решения еврейского вопроса», которое должно было учесть всех евреев до последнего. Ни один из 11 миллионов евреев не должен был остаться в живых. Позже, Адольф Эйхман, который был одним из 15 участников, на суде в Иерусалиме неоднократно говорил, что он маленький человек - таким был его взгляд на самого себя и степень своей ответственности за преступления против человечности. Но не настолько маленькими были амбиции и масштабы готовившегося уничтожения евреев.

Из наблюдений. - Хотелось бы отметить, что музеи и мемориальные комплексы переполнены посетителями. В некоторых местах группы школьников, что называется, наступали нам на пятки. Посещение таких экспозиций входит в школьные программы по денацификации Германии, по изучению нацистских преступлений, начавшихся с национал-социалистического переворота, в результате которого Гитлер в 1933 году пришел к власти.

Ответственность прессы. - Что было особенно интересным - это реакция прессы на происходящее в 30-х гг. в Германии: еврейской и буржуазной. А так же средств массовой информации, появившихся еще до создания геббельсовского министерства пропаганды, которые были наполнены антисемитской риторикой. Такой газетой была «Дер Штюрмер» (Штурмовик - Der Stürmer), которая вскоре получила репутацию самого радикального антисемитского издания Германии. Главный редактор Юлиус Штрейхер печатал рассказы о ритуальных убийствах евреями арийских детей. В газете было очень много карикатур, порой откровенно порнографических, а также жалоб на евреев, мешающих жить арийцам: пациент психиатрической больницы жаловался, что его туда незаслуженно упекли евреи, покупатель писал, что ему не принесли рубашку из магазина, принадлежащего еврею, и так далее в каждом номере. В своих статьях Штрейхер использовал самые откровенные образы. Он придавал антисемитизму научный оттенок, доказывая, что арийка, чья кровь испорчена евреем, уже никогда не сможет родить полноценных арийских детей.
 
Это и многое другое подготовило немецкое общество к Хрустальной ночи 1938 года.

Юлиус Штрейхер - единственный представитель прессы, кто был приговорен к смертной казни Нюрнбергским процессом за преступления разжигания расовой ненависти.

Известный украинский журналист Виталий Портников пишет в одном из своих ессе (посвященное телевизионной программе с участием Леонида Ярмольника): "Во времена Третьего рейха телевидения не было и никто не мог транслировать в прямом эфире "хрустальную ночь", а теперь телевидение есть и оно беспристрастно регистрирует вырождение нации. Студия, переполненная людьми, одни из которых поддерживают живодерство по отношению к бездомным собакам, а другие не менее решительно выступают против, оказывается поразительно единой, когда речь заходит о людях".

Да, телевидения не было, но было достаточно и печатных изданий, слоганами которых были слова "все наши беды из-за евреев". Страшное время, страшные формулировки и понятия, которые стали частью мышления высококультурной в прошлом нации, подарившей миру гениев музыки, литературы, философии и живописи. Книги великих немецких писателей и философов горели на Университетской площади Берлина и еще в 70 городах Германии, сваленные в кучу, как презренные пережитки прошлого с марта по октябрь 1933 года. Оппозиционная интелегенция и представители власти, противящиеся Гитлеру, были один за другим отправлены в такие лагеря как Заксенхаузен. К 1938 году перестают существовать альтернативные печатные издания. В стране наступил мрак «единства» и соответствия национал-социалистической идеологии всех ветвей власти и почти всего общества. Страна была готова к войне, которая и разразилась 1 сентября 1939 года.

На одной из фотографий в Доме Ванзейской конференции, датированной 12-м сентября 39-го года где-то в Польше, запечатлена Лени Рифеншталь с искаженным от ужаса лицом среди военных, смотрящая на что-то чего мы не видим. Та, которая воспевала оду славы самому Гитлеру и нацистской Германии не была готова к ужасам войны, когда столкнулась лицом к лицу со смертью и тркпами, по которым нацисты хотели идти в свое «светлое будущее».

Красной нитью наших семинаров была мысль о том, чтобы эта трагедия никогда не повторилась. Никогда! Человечество должно знать и помнить и не повторить в своей истории таких чудовищных ошибок.

Глядя на Германию сегодня точно можно сказать - этот урок они выучили на отлично. Посещая музеи, слушая семинарские учебные занятия, общаясь с учеными историками, видя притихших детей, которые внимательно слушают гида, указывающего на фотографию Эйхмана или на фотографию, где вот-вот раздастся выстрел в затылок человека и он навсегда упадет безызвестным в яму, наполненную трупами, ты понимаешь, что будущее Европы имеет надежду и силу для ее поколений.

В преддверии 70-летия Великой Победы хотелось бы повторить эти слова множество раз: мы хотим знать, мы хотим понимать, мы хотим быть с открытыми глазами и слышащими ушами, чтобы ужас геноцида, ксенофобии и пропаганды антисемитизма никогда не захлестнул ни одну страну, ни один народ.

Татьяна Критенко, "Киев еврейский"
фотогалерея
 
 
 
Go to top