Выходцы из Украины, повлиявшие на жизнь и становление еврейского государства

tmpDBAU6HЗеев Жаботинский

Зеев (Владимир) Жаботинский – общественный и политический деятель, основатель и идеолог движения «Бейтар», создатель «Еврейского легиона» и писатель, родился в Одессе шестого октября 1880 года в ассимилированной семье.

Отец Зеева торговал пшеницей, мать занималась воспитанием детей. В пятилетнем возрасте Жаботинский с семьей переехали в Германию, в надежде на качественную медицину – глава семейства серьезно болел. Чуда не случилось, отец Зеева умер в 1886 году, оставив семью в крайне тяжелом финансовом положении. Выход нашла мать мальчика, Хава, открывшая канцелярскую лавку. Бизнес пошел в гору, в результате чего было принято решение отправить маленького Владимира в Одесскую гимназию на учебу.

С учебой у будущего лидера правого сионизма не заладилось, зато практически сразу заладилось с журналистикой. Уже в шестнадцать лет Жаботинский работал в одной из самых крупных провинциальных газет империи – «Одесский листок». Практически сразу редакция решила отправить юношу корреспондентом в Италию и Швейцарию, что позволило Жаботинскому получить высшее образование в Римском университете на кафедре права.

В 1904 году Жаботинский переехал в Санкт-Петербург, где продолжил работу в сфере журналистики. Спустя три года женился на Анне Гальпериной, сестре одноклассника из гимназии. Здесь Жаботинский не только строил семейную жизнь, а и активно участвовал в общественной деятельности, выступал за свободу личности и равноправие. В 1909 году открыто обвинил классиков русской литературы в антисемитизме, выпустив статью, приуроченную к юбилею Гоголя, в журнале «Рассвет». Сам юбилей Жаботинский назвал «чужой свадьбой» для евреев, указав российской интеллигенции на врожденную форму нелюбви к евреям и «асемитизм» - намеренное игнорирование еврейской тематики и проблем народа.

Сразу по окончанию первой мировой войны Жаботинский переселяется в Палестину. Уже в 1920 году Зеева арестовали британские власти за создание отряда еврейской самообороны во время столкновений между жителями ишува и арабами. В 1921 году Жаботинского избрали в руководство Всемирной сионистской организации, в которой сразу возникли разногласия по причине слишком «агрессивной» (как казалось умеренному большинству) позиции молодого сиониста. Так, лидер организации Вайцман считал, что евреи на территории Палестины должны заниматься колонизацией земель, и именно в этом видел базис для сохранения «национального очага». Жаботинский требовал усиления политической деятельности, давления на Британию и создания полноценного еврейского государства на обоих берегах Иордана.

Спустя время Жаботинский пошел еще дальше, выразив уверенность в необходимости ревизии сионизма. Зеев критиковал социалистическую направленность течения, выступал резко против классовой борьбы, рассмотрев в ней угрозу для необходимого на тот момент национального единства еврейского народа. Кроме того, Жаботинский настаивал на необходимости создания военизированных групп, направленных как на защиту евреев, так и для давления на арабских соседей.

При этом, «Владимир Гитлер», как его позднее назовет Бен-Гурион, не считал невозможным мирное сожительство арабов и евреев в одном государстве. Более того, Жаботинский выступал за равноправие для арабов в еврейской стране, но только при условии принятия ими факта существования такой страны.

«Левые» сионисты критиковали Жаботинского, обвиняя его в фашизме и излишне воинственной позиции. Муссолини в виде комплимента называл Владимира «еврейским фашистом» и надеялся на его помощь в распространении этой идеологии.

В 1923 году Жаботинский вышел из правления Всемирного союза сионистов. Уже в 1925 в Париже был открыт Союз сионистов-ревизионистов, вступивших во Всемирную сионистскую организацию. Лидером союза стал Зеев Жаботинский.

В 1933 году Союз сионистов-ревизионистов выходит из всемирной организации по причине усилившегося конфликта между Жаботинским и Бен-Гурионом, лидером левых сионистов того времени. В 1935 году Жаботинский создает Новую сионистскую организацию, которая ставит своей целью четыре пункта, главным среди которых являлся пункт о создании еврейского государства. Особенно подчеркивалось превосходство целей организации над классовой борьбой и интересами отдельных личностей или групп.

Умер Зеев Жаботинский от сердечного приступа в 1940 году, по дороге в лагерь Бейтара из Нью-Йорка. Жаботинский не увидел плодов своих усилий. В завещании, составленном в 1939, он писал: "Мои останки пусть перевезут в Эрец-Исраэль, если на то будет распоряжение еврейского правительства". Спустя 25 лет после его смерти правительство Израиля решило перевезти останки. Он был перезахоронен, как и его жена, со всеми официальными почестями на горе Герцля, недалеко от могилы самого Герцля.

Помимо теплых чувств к земле Израиля, Жаботинский очень любил свою родину. Так, в романе «Пятеро», Зеев вспоминал об Одессе: «Вероятно, уж никогда не видать мне Одессы. Жаль, я ее люблю. К России был равнодушен даже в молодости: помню, всегда нервничал от радости, уезжая за границу, и возвращался нехотя... Я не к одной только России равнодушен, я вообще ни к одной стране по-настоящему не "привязан"; в Рим когда-то был влюблен - и долго, - но и это прошло. Одесса - другое дело, не прошло и не пройдет».

Ежегодный день Жаботинского отмечается в Израиле 29 таммуза. Костяк Нового союза-сионистов повлиял на появление в Израиле правых сил, умеренные элементы которых принимали участие в создании политической партии «Ликуд» в семидесятых годах.
Организация «Бейтар», основанная Жаботинским, продолжает работу и по сей день. Штаб-квартира «Бейтара» находится в Иерусалиме.

источник: Jewish News
фото: откр.доступ

 

Go to top