В сентябре 1981 г. в переполненном зале электромеханического техникума, где проходило зачисление счастливчиков на городские курсы экскурсоводов, ко мне подошел черноволосый симпатичный паренек: «Я хочу с тобой познакомиться. Меня зовут Аркадий Монастырский. Хотя мама называет меня Аликом. Мечтал быть историком, а стал экономистом». 
С тех пор мы постоянно пересекались на киевских маршрутах, особенно у мемориала в Бабьем Яру. Экскурсии мы – все экскурсоводы проводили как положено по методичке, утвержденной в горкоме партии. А он, Аркадий, рассказывал об этой волнующей трагедии людям все, что знал. О чем поведали ему родители, пережившие эту страшную войну. Мы действительно боялись, когда к группе экскурсантов «приклеивался» неизвестный с типичной гебешной внешностью. А он, Аркадий, не боялся, рассказывая страшную правду о трагедии киевских евреев. В конце 80-х годов он стал одним из лидеров еврейского возрождения в Украине. Личная культура, интеллигентность, толерантность однозначно выделяли его среди других общественных деятелей. Со временем он создал «Еврейский фонд Украины» и еще ряд общественных организаций.
Он всегда смотрел в будущее и поэтому не стал замыкаться в узко еврейскую тему, а налаживал дружеские контакты со многими общественными деятелями национальных организаций. И делал это искренне, с большой душой. В единстве национальных меншин с Украиной он видел великую силу нашего общего счастливого дома. Он был настоящей еврейской энциклопедией. Много работал над собой. Не стеснялся учиться. Как посланника доброй воли его принимали с глубоким уважением все ведущие посольства мира. В работе был скрупулезен, точен, принципиален, для него не существовало мелочей. Многим не бедным людям в Украине он дал имя, которого у них не было даже при наличии солидных финансовых ресурсов. Главное, чтобы они никогда не забывали об этом.
Он брался, казалось, совсем за нереальные проекты. Например, возродить культуру идиш. И все у него получалось. В декабре 2017 в Киеве прошел семинар по культуре идиш, который начинал готовить  Аркадий. Он первый понял, что замкнутость еврейского мира от своих соседей губительна. Поэтому всем сердцем стремился к межнациональному диалогу и взаимопониманию. Монастырский организовал семинар для украинских журналистов в Германии, чтобы мастера пера могли узнать правду о Холокосте. Ему нужно было серьезно думать о своем здоровье, а он продолжал работать, пытался редактировать закон о языках, считая, что ряд его пунктов откровенно слабы. А это может навредить Украине. Как у каждого сильного творческого и принципиального человека,  у него были свои недоброжелатели, которые в сравнении с ним оказались по жизни жалкими пигмеями. Мы вместе в мае  2017 года провели его последний международный семинар по Бабьему Яру.
Он говорил студентам о вечном, его беспокоили проблемы человечества, спасение его от ненависти и безумия. Он предупреждал присутствующих, что национальная и религиозная нетерпимость ведут человечество к гибели. В этом по его мнению был главный урок Бабьего Яра. В своей работе он умел всегда выделить главное, существенное, наиболее важное. Я не хотел бы делать из его образа икону, потому что он был реальным, земным человеком. Аркадий никого не обделил советом или дружеской поддержкой. Лично я не могу говорить о нем в прошедшем времени. Для меня он вообще никуда не уходил, просто уехал в длительную командировку, или в музей Холокоста в Берлин, или в дом Анны Франк, или в Яд Вашем в Иерусалиме.  Говорят, что нет незаменимых людей. Все банально. После 15 октября 2017 года все его близкие и  друзья поняли что это не так.
 
Я вдруг вспомнил как в 1982 году со своим тестем, известным киевским архивистом, 5 часов простоял в очереди в маленьком литовском городке Друскеники, чтобы приобрести билеты на единственную театральную гастроль еврейского самодеятельного театра из Вильнюса. В Киеве в те годы даже мечтать об этом было опасно.  
28 декабря 2017 года в Киевской Мэрии проходил вечер единения всех народов многонациональной Украины. Звучали песни и мелодии на украинском, крымско-татарском, греческом, болгарском, русском, польском, языке народов рома, идиш-иврит и других языках многонациональной Украины. Это был тот мир, за который боролся, в котором жил и о котором мечтал Аркадий Ильич Монастырский.
 
Автор: Член национального союза журналистов Украины, Феликс Левитас.
Go to top