Загадка особо секретного агента Рудольфа Рёсслераrossler
"Если бы у меня была пара таких агентов как Рёсслер, я бы мог ни о чем не беспокоиться". (Аллен Даллес)
 
О советских разведчиках и иностранных агентах, работавших на СССР в годы Второй мировой войны написаны сотни книг. Но, оказывается, о многих, с чьим именем связаны судьбоносные страницы войны, мы почти ничего не знаем.
В двухтомнике Пауля Кареля "Восточный фронт" речь идет о человеке, предопределившем исход многих операций на советско-германском фронте, но в СССР о нем никогда не писали. Не упомянуто его имя и в "Очерках истории российской внешней разведки", изданных в 2007 году. В 2013 году известный советский и российский историк Борис Хавкин на страницах журнала "Родина" №7 предпринял попытку на основе различных источников из архива КГБ и работ зарубежных исследователей разобраться в секретной результативной деятельности агента по имени Рудольф Рёсслер.
Родился он 22 ноября 1897 года в семье крупного чиновника баварского лесного ведомства. Образование получил в университетском городе Аугсбурге. Считая себя патриотом Германии, 18-летний юноша добровольцем записался на фронт. Но оказалось, что он не мог себя заставить стрелять и убивать людей, и поэтому ходил в атаку с незаряженной винтовкой. Именно в тех фронтовых окопах он и сдружился с офицерами, которые потом, занимая высшие посты в гитлеровском командовании, будучи настроены против Гитлера, снабжали его сверхценной информацией.
С фронтов Первой мировой войны он вернулся совершенно другим человеком, принадлежавшим, как тогда говорили, к "потерянному поколению" молодых европейцев. После войны он работал журналистом-репортером в Аугсбурге, а потом литературным критиком в Берлине. Рудольф поддерживал дружеские отношения со многими представителями искусства, преследовавшимися нацистами, и сам таким образом стал противником нацистского режима.
В июне 1933 года из-за антинацистских симпатий Рёсслера лишили членства и поста исполнительного директора "Общества друзей театра". Также он лишился поста директора книжного издательства. Это заставило его эмигрировать в Швейцарию. Поселившись в Люцерне, он открыл небольшое книжное издательство "Vita Nova".
Оказавшись в нейтральной Швейцарии, Рудольф Рёсслер установил связи со швейцарской, а потом и с британской разведкой. Уникальную информацию для советской разведки Рёсслер начал передавать с 1942 года. Поначалу к его желанию сотрудничать с советской разведкой отнеслись не очень доверчиво. Однако, получив первое задание, он смог добыть для СССР данные высшей степени секретности. После этого Москва решила выяснить источники нового агента для продолжения сотрудничества. Но Рёсслер отказался выдать своих информаторов.
Предполагается, что Рёсслер получал информацию из нескольких источников и передавал их через группу Шандора Радо. Первый, под кодовым именем Вертер, кто-то из штаба Вермахта. Второй — Ольга из командования Люфтваффе. Также существуют якобы данные о своем человеке в МИДе и даже в ставке Гитлера.
Уникальная информация поступила к советскому руководству накануне решающей битвы на Курской дуге, в ходе которой германское руководство рассчитывало взять реванш за поражение под Сталинградом и вернуть себе стратегическую инициативу.
15 апреля 1943 года Гитлер подписал оперативный приказ ставки вермахта №6, утверждающий план наступления в районе Орёл-Курск-Белгород-Харьков. Приказ гласил:
"Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление "Цитадель" — первое наступление в этом году. Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года."
На Курском направлении было сосредоточено 50 дивизий противника, в том числе 16 танковых и моторизованных, и другой военной техники. Более 2000 самолетов, базировавшиеся на аэродромах Орла и районах Харькова и Полтавы.
Советская разведка получила довольно подробные данные о готовящейся операции "Цитадель" менее чем через месяц. Об этом отмечают в своих воспоминаниях маршалы Г.К.Жуков И.С.Конев.
На Нюрнбергском процессе 1946 года бывший начальник штаба оперативного руководства вермахта генерал-полковник Альфред Йодль признал, что сведения о германских операциях появлялись в Москве раньше, чем у него на письменном столе. Подобные заявления делали бывший начальник Генерального штаба германских вооруженных сил генерал-полковник Франк Гальдер и ряд других высоких чинов. Известный немецкий историк Пауль Карелл вторил:
"Даже поверхностный анализ данных радиоперехвата показывает, что часть переданной информации могла быть получена только из высших немецких военных кругов — такое впечатление, что советским агентам в Швейцарии диктовали на ключ прямо из Ставки фюрера".
Итак, данные о подготовке операции "Цитадель" шли в Москву из разных источников, в частности из Швейцарии, от резидента советской разведки Шандора Радо (Дора). Информация эта добывалась Рудольфом Рёсслером (Люци) с помощью своих источников в гитлеровском рейхе. Германские источники его очень ценных разведданных остаются нераскрытыми до сих пор, неизвестен и способ передачи сведений, которые поступали весьма оперативно.
Известны многие сведения из различных советских публикаций о резиденте советской разведки Шандоре Радо (Дора), но следует отметить разночтения относительно связей Шандора Радо и Рудольфа Рёсслера.
Так, П.Судоплатов пишет о их встрече, состоявшейся в начале нападения Гитлера на СССР, и готовности Рёсслера передавать Радо информацию из немецких военных кругов (см. "Разведка и Кремль". М., 1996. С. 169). Однако сам Шандор Радо писал, что никогда лично не встречался со своим лучшим агентом. Но, как он отмечал далее, "именно Люци играл ключевую роль в нашем деле". И поэтому разведывательная деятельность Рёсслера — Люци и его единомышленников должна оцениваться только однозначно: все они были истинными патриотами, стойкими борцами против нацизма и войны. Их желанием было видеть свою Германию страной свободы и прогресса (см. Ш.Радо "Под псевдонимом Дора". М., 1988).
Откуда черпал свои данные Люци, не знали ни Шандор Радо, ни его люди.
"Никакой курьер не мог обеспечить тех сроков, в которые Рёсслер и его берлинские корреспонденты обменивались между собой вопросами и ответами", — писал Шандор Радо.
Чтобы сохранить уровень оперативности, свойственный Рёсслеру и его товарищам, понадобилось бы несколько дипломатических курьеров, круглосуточно курсирующих из Берлина в Швейцарию и обратно. Безусловно, это было невозможно. По предположению Шандора Радо, Рудольф Рёсслер и его единомышленники в столице Третьего рейха для радиообмена использовали радиопередатчик государственного учреждения, в котором они занимали высокие командные посты. Техникой связи, по версии Радо, занимались специалисты самого высокого класса, что позволило за все время избежать малейших осечек. Историки подозревают, что ими могли быть лица, позже причастные к покушению на Гитлера 20 июля 1944 года.
На Западе о Рёсслере изданы десятки книг, одна из которых даже называется "Человек, который выиграл Вторую мировую войну". Американский исследователь Буранелли называл его "важнейшим источником информации о германском вермахте". Примечательна оценка Аллена Даллеса, руководителя действовавшей во время Второй мировой войны в Швейцарии резидентуры Управления стратегических служб США. В книге "Искусство разведки", имеющейся в библиотеке Хайфского университета, Даллес писал:
"К концу 1942 года советская разведка обзавелась новым фантастически эффективным агентом-информатором, обосновавшимся в Швейцарии. Этим человеком был некто Рудольф Рёсслер (зашифрованный под псевдонимом Люци).
Каналы, по которым Рёсслер, находясь в Швейцарии, умудрялся систематически получать разведывательную информацию из штаб-квартиры немецкого верховного командования в Берлине, причём зачастую ежедневные распоряжения немецкой ставки, касающиеся военных действий на Восточном фронте, поступали к Рёсслеру менее чем через 24 часа. Всё это не выяснено до настоящего времени" (см. А.Даллес "Искусство разведки". М., 1992. С. 210-211).
Радист резидентуры Александр Фут рассказывал:
"Люци… держал в своих руках нити, которые тянулись в Германию — во все три главных штаба немецких вооруженных сил…"
Однако, когда ставится вопрос, был ли Люци таким же асом разведки, как, например, Рихард Зорге, то здесь существует неоднозначность точек зрения и оценок. Это делает историю его жизни и деятельности еще более загадочной.
* * *
Поселившись в 1934 году вместе с женой Ольгой Хофман в нейтральной Швейцарии и открыв литературное издательство "Vita Nova", Рёсслер издавал книги писателей, которые были запрещены в нацистской Германии. В 1939-1944 годы Рёсслер сотрудничал со швейцарской разведкой. Для нее это явилось хорошей находкой: он предложил свои услуги "Бюро Ха", когда уже имел в Германии и Швейцарии надежных информаторов, которые были готовы вести тайную борьбу против Третьего рейха. Летом 1942 года Рёсслер по собственной инициативе — через посредство Шнайдера (Тэйлор) и Рашель Дюбендорфер (Сиси) — начал передавать свои материалы нелегальной резидентуре советской военной разведки, руководимой Шандором Радо, а с осени того же года уже тесно взаимодействовал с ней. При этом Люци поставил перед Радо единственное условие: не пытаться узнать, откуда, как и от кого он получает информацию.
Советский писатель и историк разведки Теодор Гладков также полагает, что источниками Рёсслера были его старые армейские друзья, такие же антинацисты, как и он, которые скорее всего (иначе просто быть не могло) служили на высоких должностях в Генеральном штабе вермахта, и, не исключено, в ставке Гитлера. Случалось, что какой-то приказ ОКВ поступал в Москву раньше, чем к командующему какой-либо армией на Восточном фронте.
Информация Люци, в частности, способствовала победе Красной Армии под Сталинградом. 22 января 1943 года Центр радировал Радо:
"Выразите Люци нашу благодарность за хорошую работу. Сведения вашей группы о Центральном участке фронта весьма существенны.
Полученная от Люци информация сыграла также важную роль в разгроме войск вермахта под Курском в 1943 году. В Москву были переданы дополнительные сведения о новой военной технике: танках "Тигр" и "Пантера", истребителе "Мессершмит" 109G-б и о другом вооружении и военной технике.
Предоставленные сведения, как отмечал Радо, касались также политических и дипломатических манёвров правителей гитлеровской Германии и ее сателлитов, а также заговора немецких военных против Гитлера.
В радиограмме в Центр от 20 апреля 1943 года говорилось, что "группа генералов, которая еще в январе хотела устранить Гитлера, теперь исполнена решимости ликвидировать не только Гитлера, но и поддерживающие его круги". 26 марта эта информация советской разведки оперативно дошла до Верховного Главнокомандующего и членов ГКО. Накануне 26 марта в Москву пришло сообщение Радо, содержавшее основные сведения о предстоящем немецком наступлении. В начале апреля источник сообщил о предстоящих переносах сроков начала операции. Немцы начали операцию "Цитадель" лишь 5 июля, но их уже ждали изготовившиеся к наступлению советские войска, которые обрушили сокрушающий огонь артиллерии. Исход Курской битвы известен: было положено начало коренного перелома хода войны.
В мае 1944 года Рёсслер был арестован швейцарской разведкой в связи с делом Доры. Это было сделано, чтобы в тюрьме спасти его от гестаповцев, которые могли его выкрасть и заставить признаться, что он работает на швейцарскую разведку, и раскрыть его источники. Спустя четыре месяца Рёсслер был освобожден.
В литературе приводится утверждение, что источником информации Рёсслера был один из руководителей берлинской группы "Красной капеллы" обер-лейтенант люфтваффе Харро Шульце-Бойзен, служивший в министерстве авиации и пользовавшийся покровительством рейхмаршала Германа Геринга. Однако прямых доказательств, что обер-лейтенант снабжал разведывательной информацией Люци, нет. К тому же Шульце-Бользен был 31 августа 1942 года арестован и казнен вместе с женой Либертас 22 декабря того же года. В это время, именно во второй половине 1942 года, разведывательная деятельность Люци только набирала широкий размах.
* * *
Термином "Красная капелла" принято обозначать все радиостанции во время Второй мировой войны, выходившие на связь с территории Германии, Италии, Франции, Бельгии, Швейцарии и работавшие на советскую разведку. Рёсслер был непосредственно связан со швейцарской резидентурой Радо, которую нацистские спецслужбы рассматривали как часть "Красной капеллы".
В течение ряда лет проводились поиски данных о деятельности "Красной капеллы". Только в 1991 году немецкий историк Юрген Даниэль обнаружил в национальном архиве США копию 90-страничного доклада гестаповской зондеркоманды "Красная капелла" под довольно выразительным названием "Большевистские организации изменников Родины, действовавшие в Рейхе и в Западной Европе", рассекреченного в 1950 году, но лишь спустя 30 лет ставшего доступным исследователям. В 1994 году в Германии Ханс Коппи, Юрий Зоря и Борис Хавкин опубликовали российские источники "Красной капеллы".
Между тем, анализ документов, по мнению Бориса Хавкина, указывает, что Люци был скорее связан не с "Красной", а с "Черной капеллой" — группой германского консервативного Сопротивления, во главе которой был бывший обер-бургомистр Лейпцига и рейхскомиссар по ценам Карл Гёрделер. Он считался основным кандидатом на пост рейхканцлера в послевоенном германском правительстве. Вероятно, Гёрделера Рёсслер ставил на первое место среди своих источников, поскольку знал его лично. Кроме Гёрделера, основными источниками информации Рёсслера были Ханс Остер, Ханс-Бернд Гизевиус и Йозеф Вирт.
Авторы историографии по проблеме "Красная капелла" высказывают мнение, что Рёсслер, находясь в Швейцарии, имел широкий доступ к информации, исходившей из берлинского ("Германского клуба"). Члены этого клуба осуществляли контакты между нацистами и представителями традиционных консервативных элит — крупными германскими промышленниками, банкирами, правительственными чиновниками, многие из которых находились в оппозиции Гитлеру.
В 1938-1939 гг. фронда консервативных противников Гитлера стала преобразовываться в движение Сопротивления, в котором участвовали некоторые германские политики и военные, в частности — офицеры разведки. С ними и был связан Рёсслер. Во главе заговорщиков стояли генерал-полковник Людвиг Бек, Курт фон Хаммерштейн, Франц Гальдер, а также глава военной разведки (абвера) адмирал Вильгельм Канарис и начальник штаба Абвера и заместитель Канариса генерал-майор Ханс Остер. Все они были казнены после провала антигитлеровского заговора 20 июля 1944 года.
Швейцарской разведке были известны планы подготовки германского нападения на Швейцарию. По этой причине швейцарской стороне было выгодно способствовать передаче информации о Германии странам, враждебным гитлеровскому рейху. Чтобы разведывательные сообщения из нейтральной Швейцарии поступали в Советский Союз, с которым тогда не было дипломатических отношений, швейцарским спецслужбам, как и другим противникам немецкого нацизма, нужен был "посредник не швейцарец". Эту роль и играл Рудольф Рёсслер.
О связи Люци с советской разведкой позаботился немецкий эмигрант и журналист доктор Кристиан Шнайдер, работавший ранее в Международной организации труда (МОТ) при Лиге наций в Женеве. В МОТ работали и несколько советских агентов. Одним из них была Рашель Дюбендорфер. Она завербовала Шнайдера, дав ему псевдоним Тэйлор. Шнайдер — Тэйлор знал Рёсслера. Таким образом была установлена связь Рёсслера с советской военной разведкой — резидентурой Дора. Сообщения шли от Рёсслера к Дюбендорфер, а от нее к Радо.
Германский историк Герхард Риттер считает, что одним из источников Рёсслера был бывший канцлер Веймарской республики Йозеф Вирт, живший в эмиграции в Швейцарии. Вирт получил предложение англичан выступить посредником между ними и участниками немецкой оппозиции. В феврале 1940 года представители британского "Форин Оффиса", Йозеф Вирт и Люци встретились в замке Уши. Имя Вирта упоминалось в шифровках, которыми обменивались Директор (Центр в Москве) и Дора. 14 января 1943 года "Директор", желая узнать содержание переговоров между Виртом и англосаксами и их отношение к переговорам с СССР, направил Доре радиограмму:
"Какие практические меры он намерен принять, чтобы наладить контакт с нами?"
Имелось в виду, что через Люци поддерживалась связь не только между немецкой консервативной оппозицией и Лондоном, но и между немецким Сопротивлением, Лондоном и Москвой. Ссылаясь на П. Судоплатова, Б. Хавкин приводит его утверждение, что Люци через Радо отправлял в Москву результаты британского радиоперехвата, полученного путем расшифровки немецких радиограмм. Английская разведка знала о работе группы Радо, поскольку еще накануне войны внедрила своего агента в "Красную капеллу" в Швейцарии. Подобный вывод Судоплатов делает на основе анализа получаемой информации от известной кембриджской группы (Джон Кэрнкросс, Ким Филби и другие) (см. П.А. Судоплатов "Разведка Кремль". М., 1996).
И все же основным вопросом остается, откуда Рёсслер черпал свою информацию? Б. Хавкин полагает, что источники Рёсслера следует искать в окружении Гёрделера — среди участников заговора против Гитлера. Называется также имя Ханса-Бернда Гизевиуса — видного деятеля германского консервативного Сопротивления и одного из руководителей антигитлеровского заговора. Гизевис был чиновником гестапо, а с 1939 год офицером "Абвер/Аусланд". В 1940-1944 гг. он по заданию Ханса Остера под именем зондерфюрера доктора Шлиха служил вице-консулом в генеральном консульстве Германии в Цюрихе. В Швейцарии Гизевиус занимался контрразведкой для абвера и поиском контактов с представителями стран антигитлеровской коалиции, в частности с Алленом Даллесом, также с Рёсслером, который интересовал Гизевиуса. Информация Люци, проходившая по каналу Гизевиуса, исходила от Ханса Остера, который поддерживал тесную связь с другими противниками гитлеровского режима: генералом Георгом Томасом (управление вооружения и экономики в Верховном командовании вермахта) и генералом Фридрихом Ольбрихтом — начальником Общего управления сухопутных войск и заместителем командующего резервной армии.
В книге воспоминаний Гизевиус отмечает:
"У нас были информаторы повсюду — в военном ведомстве, на полицейских участках, в МВД и прежде всего в МИДе. Все нити шли к Остеру".
Судя по деятельности Гизевиуса, в Швейцарии он скрывался под условным именем Рот. Он был знаком с Рёсслером, знал Вирта, чья связь с участниками заговора в июле 1944 года была подтверждена генералами Остром и Беком. Возможно, он знал и Гёрделера, одного из самых убежденных заговорщиков.
Примечательно, что Гизевиус с симпатией относился к Советскому Союзу. Если Гёрделер и большинство его сторонников ориентировались на США и Англию, то некоторые участники заговора, в частности Гизевиус, граф фон Штауффенберг, Адам фон Тротт цу Зольд, Фридрих Вернер, граф фон Шуленбург рассчитывали на послевоенное сотрудничество Германии с СССР. Кроме Гизевиуса у Люци был и швейцарский канал Хауземана, по которому поступали сообщения, исходившие из резервной армии рейха, которой командовал генерал-полковник Фридрих Фромм. Не исключено, что информация исходила от офицера штаба Фромма капитана Германа Кайзера, который был связным между Гёрделером и военными участниками заговора.
Б. Хавкин рассматривает также вопрос как Люци контактировал с Германией? Помимо связи, которая осуществлялась при помощи Гизевиуса через курьерскую дипломатическую почту, другим каналом было радио. Б. Хавкин приводит также имя Бернарда Руланда, немецкого офицера, служившего в годы Второй мировой войны в телетайпном центре Верховного командования вермахта, который в книге "Глаза Москвы" показал, каким образом секретнейшие документы высшего гитлеровского командования попадали к Люци. Называются имена двух мужественных женщин-антифашисток, которые скопировали более 7 тысяч секретных директив ОКВ и передали их капитану фон Кемперу для передачи в Швейцарию.
Подводя итоги предпринятой Борисом Хавкиным попытки разгадать "Ребус Рудольфа Рёсслера", думаею, что это ему в значительной степени удалось, но пока еще не все. Личность самого таинственного человека советской разведки в германском руководстве представляется не раскрытой и поныне. Ведь такие тайны хранятся разведками многие десятилетия, а то и столетия.
 
Р. S.:
Послевоенная судьба Рёсслера сложилась тоже нелегко. Он продолжал заниматься разведывательной деятельностью. Работал на Восточный блок, а конкретно — на разведку Чехословакии. На этот раз он поставлял уникальную информацию из Западной Германии, в том числе и об американских войсках в Европе. За время с 1947 по 1953 год Рёсслер передал 160 донесений, примерно по 20 страниц каждое.
В 1953 году он потерял бдительность и оступился. Был осужден за шпионаж в пользу иностранного государства — к 12 месяцам лишения свободы. Отбыв срок, прожил еще несколько лет и умер в 1958 году. Был похоронен на деревенском кладбище Криенса в кантоне Люцерна.
 
Автор Семен КИПЕРМАН
По материалам Isrageo
Go to top