История создания песни "Любимый город" композитора Никиты Богословского на стихи поэта Евгения Долматовского.

bernesВ 1939 году Евгения Долматовского приглашают в Киев, на съемки картины «Истребители» — режиссер Эдуард Пенцлин хочет, чтобы в одной из сцен на выпускном вечере юноши и девушки спели что-то о прощании со школой.

Беззаботная весна 39-го года, цветущие каштаны, довоенный Киев. И еще невозможно себе представить, что скоро по Крещатику будут вышагивать под свои бодрые марши немецкие солдаты, а весь город будет лежать в руинах. На киностудии Евгению Ароновичу Долматовскому показывают материал, он знакомится с исполнителем главной роли Марком Бернесом и уже известным на тот момент композитором Никитой Богословским. Они быстро придумывают песню школьников, которую те должны петь на выпускном вечере.

Все идет благополучно: заказан хор, начались репетиции, съемка. Но Марку Бернесу, играющему роль летчика, очень хочется спеть другую песню — свою, про летчиков. Они бродят по ночному веселому Киеву, спорят, какой она должна быть, эта песня. Режиссер вообще-то не против, но никак не определит, что за песня нужна и нужна ли вообще.

Наконец, стихи написаны, Никита Богословский создает замечательную музыку. Но песня не нравится директору студии. «Нет мужества! — заключает он обсуждение. — Да и поздно. Снимать некогда — план есть план». Тогда авторы на свой страх и риск просят снять песню на кинопленку за их собственный счет. До последнего момента не решен вопрос о том, войдет ли она в фильм. А пока все работники студии уже вовсю поют «Любимый город». И все-таки картина выходит на экраны с этой песней.

К весне 1941 года песня «Любимый город» стала широко известна. И вдруг появляется распоряжение — песню запретить. Евгений Долматовский, пользуясь старым знакомством, звонит секретарю Московского комитета партии Александру Щербакову. «Песню не запретят, — отвечает Щербаков и добавляет после паузы: — Смотри, как бы не устарело «Любимый город может спать спокойно».

Долматовский вспоминает: «Много хлопот принесла мне потом эта строка. Во время жуткой бомбежки на Дону я был у десантников — парашютистов. Только пробрался к ним — и сразу плашмя на землю на несколько часов. Самолеты идут волнами, бьют по переправе, по автоколоннам, по войскам. Я никого здесь не знаю, лежу среди незнакомых людей. В секунду затишья кто-то из офицеров поднимает голову и под хохот десантников изрекает: „Вот бы сейчас поэта сюда, того, что «Любимый город может спать спокойно» написал“. Настаивать на своем авторстве я не стал...."

источник: Время ТВ
фото: откр.доступ

 

Go to top