Уже пятый год подряд Дом Ванзейской конференции в Берлине проводит семинар «Геноцид европейских евреев и обхождение с историей на примере культуры памяти в Берлине» для украинских журналистов.Main
12 журналистов из Киева, Хмельницкого, Сновска (Черниговская область), Днепра и Винницы - представители Всеукраинского еженедельника «Культура і життя», Украинского радио, газеты «Бульвар Гордона», общественно-политического журнала «Публичные люди», Национального радио Украины, телерадиокомпаний и еврейских изданий – в апреле этого года смогли побывать на семинаре в Берлине.
Четырехдневный семинар включал в себя лекции и рабочие мастер-классы, общение в группах, где проходили дискуссии на основе документов и газет периода нацизма, которые стали для многих, по сути,  открытием новых страниц  истории. 
Рут Пройссе, Иван Кульнев, Себастьян Герхард, Сергей Гладких, Александр Клиймук и Татьяна Маныкина – сотрудники Дома Ванезейской конференции – анализировали процесс установления нацистской диктатуры, преступления нацистов, осуществлявших программу уничтожения евреев, синти и рома, гомосексуалистов, психически больных людей. На семинаре были проанализированы  газеты и фотодокументы, процесс управления прессой и цензура в Германии 30-х гг., журналистская работа при национал-социалистах.  Наши журналисты получили исчерпывающее представление  о культуре памяти в современной Германии, о том, как сегодня рассматриваются в этой стране Холокост  и национал-социализме.
За эти дни участники учебного семинара посетили Дом Ванзейской конференции, мемориальный комплекс Заксенхаузен (Sachsenhausen) - концентрационный лагерь, где за годы с момента прихода Гитлера к власти и до конца войны погибли 100 000 человек, Музей топографии террора (Topographie des Terrors), который находится по адресу: Берлин, Альбертштрассе, 8 - адрес, по которому располагалось Главное управление СС. Посетили памятник убитым евреям Европы, где экскурсию по выставке и видеоматериалам для группы провела Рут Пройссе.
Обо всём этом, а также о личных впечатлениях и запоминающихся событиях, подробно рассказала непосредственный участник семинара – кандидат филологических наук, доцент, журналист общественно-политического журнала «Публичные люди» Татьяна Ковтун:
Четыре апрельских дня группа журналистов из разных регионов Украины – всего 12 человек – провела в Берлине, на семинаре «Геноцид европейских евреев и обхождение с историей на примере культуры памяти в Берлине».  Мы понимали, что поездка предстоит рабочая, тема – более, чем серьезная. Вооруженные камерами, диктофонами, блокнотами и авторучками, а также сувенирами для берлинских коллег хмурым утром 9 апреля мы собрались в аэропорту Борисполь.
Итак, день первый. Двухчасовой перелет в маленький Берлинский аэропорт Тегель, находящийся практически в черте города,  – и мы в столице Германии. В Берлине неожиданно выглянуло солнышко, и мы восприняли это как хороший знак. Таня Маныкина, координатор проекта, встретила нас в аэропорту и, по существу, программа началась уже по дороге в гостиницу и закончилась только в седьмом часу вечера, когда мы вышли из здания Рейхстага. Пожалуй, логично, что о культуре памяти мы начали говорить на месте трагической гибели людей совсем недавно, в декабре 2016 года. Напомню: в результате теракта на рождественском базаре на Брайтшайдплац в Берлине, вечером 19 декабря 2016 года, когда грузовик-фура въехал на заполненную людьми площадь в берлинском районе Шарлоттенбург, погибло 11 и было ранено более 50 человек. На месте гибели людей очень много живых цветов, горят  свечи. Отсюда началось наше печальное путешествие по местам трагическим, скорбным, оставившее в итоге ощущение светлое и оптимистичное. Вот такой парадокс, природу которого я постараюсь здесь объяснить. 
Поражает многое и сразу. Во вполне благополучном, отнюдь не дешевом районе Шарлоттенбург  на бульваре один за другим стоят два памятника разных эпох: перевернутая в знак протеста буква В в надписи на воротах Аушвица, и не то уже разорванные, не то еще не сомкнувшиеся звенья цепи, символизирующие все еще не до конца единую и сегодня Германию. main 2А у  входа в станцию метро Виттенбергплац, больше похожего на музей, еще один памятник: бронзовый стенд с перечнем всех концентрационных лагерей и лагерей смерти, созданных нацистами.  Таких памятников-стендов в Берлине несколько. Чтобы не забывали.
Рейхстаг и  Бранденбургские ворота  - так закончился наш первый день в Берлине. 
День второй и, пожалуй, самый важный – посещение  Дома Ванзейской Конференции – экскурсия по постоянной выставке с прекрасным гидом Александром Клиймуком,  лекция доктора Рут Пройссе «Сложные стороны обращения с темами национал-социализма и Холокоста в Германии» и семинар «Германская пресса во времена национал-социализма» с Татьяной Маныкиной. Как зарождались и вынашивались античеловеческие планы гитлеровской верхушки, что происходило с евреями и немцами в эти страшные 30-е и 40-е годы в Германии, почему стал возможен Холокост,  как сегодня Германия осмысливает свое прошлое и что делает во избежание его повторения – основные темы, обсуждавшиеся в этот день. И, пожалуй, наиболее важное  для нас, журналистов, - анализ немецкой и еврейской прессы второй половины 30-х годов, работа в группах, обмен мнениями, споры… 
Дом Ванзейской Конференции находится в прекрасном, как принято говорить, живописном уголке Германии, с практически пасторальным пейзажем, аккуратными лужайками, белоснежными скамейками, цветущими деревьями, изящной балюстрадой самого Дома,  рекой с парусниками… Так было и 70 – 80 лет назад, здесь ничего не меняли, не перестраивали. Чтобы помнили. htmlimage 7
А на обратном пути – еще один памятник. Станция Грюневальд. Мемориал, установленный Немецкой железной дорогой в память о евреях, которых с этой станции, начиная с 1941 года, отправляли в лагеря смерти и концентрационные лагеря. Учет велся с немецкой точностью и аккуратностью: день, направление, количество людей.htmlimage 32htmlimage 33
Так же сухо, точно воспроизведены эти данные на бронзовой окантовке тех самых платформ, над теми самыми рельсами, по которым с тех пор не ходят поезда, но которые никто не разбирает, а сами рельсы заросли березами.
День третий начался с посещения редакции газеты  «TAZ». Дружная команда редакторов и журналистов одной из центральных берлинских газет обсуждала в нашем присутствии очередной номер газеты, шеф-редактор ответил на наши вопросы, а ветеран редакции – милая пожилая дама – провела экскурсию по издательству. Забавная деталь: на заседании редколлегии присутствовал пес – один из журналистов пришел со своей собакой. Пес вел себя идеально, терпеливо выдержал целый час – видимо, не впервые. monuments 1
Неподалеку от редакции находится знаменательное место – Чекпойнт Чарли, пограничный контрольно-пропускной пункт на улице Фридрихштрассе  (название улицы сразу напоминает о фильме «17 мгновений весны»), созданный после разделения города Берлинской стеной. Место это не только не «стерто с лица земли», оно бережно сохраняется и охраняется, рядом расположено несколько сувенирных «магазинов-музеев», в которых не протолкнуться от покупателей и идет оживленнейшая торговля, а количество сувениров с осколками «берлинской стены», видимо, давно превысило размеры самой стены. Над пунктом высится на длинном металлическом шесте портрет солдата: с восточной стороны – советского, с западной – американского. Это история, об этом нужно помнить.  
Главный пункт нашей утренней программы – Мемориал памяти убитых евреев Европы. По дороге к Мемориалу – обычная автостоянка. Таня Маныкина неожиданно останавливается: «Это лучший из всех памятников, связанных с нацистами». В ответ на наши недоуменные взгляды поясняет: «На этом месте была рейхсканцелярия. Ее сравняли с землей. Чтобы даже следа не осталось». Lager 1
Сам Мемориал состоит из двух частей – надземной и подземной. На поле площадью 19000 квадратных метров расположены 2711 бетонных прямоугольных плит, при этом ни одной одинаковой – нет одинаковых людей, уникальна каждая жизнь.  А внизу – экспозиция, посвященная истории уничтожения евреев, с фотографиями, видео- и аудиоматериалами о преследованиях и уничтожении еврейских семей по всей Европе. Примечательно, что Мемориал курирует еще два памятника – убитым нацистами синти и рома Европы и убитым нацистами гомосексуалистам. Никаких эвфемизмов и политкорректных обобщений, вещи называют своими именами. Чтобы лучше запоминалось.
После обеда – поездка в Ораниенбург с экскурсией в мемориальный комплекс Заксенхаузен. Минут 40 едем на пригородной электричке и оказываемся в городке, чем-то напоминающем нашу Пущу Водицу, только   с идеальными газонами и небольшими уютными домиками. Чуть позже наш замечательный гид  Иван Кульнев расскажет, что часть из них были построены специально для нацистских офицеров, работавших в концентрационном лагере Заксенхаузен. Все было продумано до мелочей, нацистская машина работала безотказно. 
Та же продуманность – в архитектуре лагеря: если представить себе веер, то у основания размещалось здание администрации с пулеметом на узком окошечке третьего этажа, а обзорно, веерообразно, бесконечные бараки. Печи «деликатно» размещались за основной территорией, попадали туда только те, кто их обслуживал либо был обречен. Именно там находится один из самых впечатляющих памятников – двое заключенных из обслуги  склонились над третьим, уже мертвым, чтобы вырвать у него изо рта золотой зубной протез. Такая работа. И об этом помнят.
Кстати, именно здесь, в бараке для привилегированных лиц (были и такие) сидел Степан Бандера.
А при входе в лагерь – кафе, там кормят группы туристов. Говорят, готовят быстро и не очень вкусно. Впрочем, вряд ли тут уместна была бы высокая кухня. 
Анна Шестак, корреспондент газеты «»Бульвар Гордона»: 
Тяжело, конечно, заходить в эти бараки, открывать шухлядки с личными вещами заключенных (там, кстати, есть и наброски украинско-норвежского словаря - каждый занимал себя чем мог), видеть плац, где люди часами стояли на поверке и умирали тут же в мороз, места, где проводились расстрелы "под ростомер", где находились адская "душевая" - газовая камера, где сохранились остатки печей крематория, где памятник этот жуткий - заключенные, выполняющие грязную работу, проверяют, есть ли у очередного убитого золотые зубы... 
Тяжело морально, и даже физически, а было бы вообще неподъемно, если б не историк и художник Ivan Kulnev, который нам о Заксенхаузене рассказывал. Творческий, энергичный, увлеченный молодой человек, безумно интересно слушать. 
Наверное, если речь о таких темах, очень важно и что, и как. От того, как подать информацию, от личности лектора многое зависит. 
А там даже воздух давил и душил.
День четвертый. Этот, заключительный день нашего тура был посвящен фотографии. Но сначала вместе с Таней Маныкиной мы увидели много небольших, но невероятно выразительных памятников жертвам фашизма и национал-социализма. Как показать ужас утраты, пустоту, образовавшуюся после ареста людей? Памятник Карла Бидерманна «Покинутая комната» - это стол и перевернутый стул в пустой комнате, которую покидали в спешке и навсегда. 
 
Зорий Файн, фотожурналист, преподаватель Винницкого университета о памятнике сожженным книгам возле Университета имени Гумбольдта: «Этот памятник о том, как 10 мая 1933 г. студенты, вдохновлённые геббельсовской пропагандой, на Опернплац (ныне Бебельплац) в Берлине сжигают тысячи "антинемецких" книг, в т.ч. великого немецкого поэта Генриха Гейне.
Примечательно, что сам Гейне более чем за сто лет до этого в одной из своих пьес писал: «Dort, wo man Bücher verbrennt, verbrennt man am Ende auch Menschen». («Там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей»). Сегодня на этом месте странный на первый взгляд памятник: бездонная "дыра" в земле, где, приглядевшись, можно различить пустые книжные полки...  Пустые навсегда...»
 
 И снова приходит мысль о том, как тонко, непафосно и потому пронзительно воплощают немецкие художники эту вечную идею исторической памяти. htmlimage 1htmlimage 11htmlimage 12htmlimage 13
Заключительный аккорд – экскурсия в Документальный центр Топография террора: гестапо, СС  и РСХА с замечательным, тонким экскурсоводом Себастианом Герхардом, который не просто вел свой рассказ, но учил нас реконструировать ситуацию, изображенную на фотографии, видеть и распознавать смыслы, скрытые в деталях фото.
 
 
«В Берлине если гид, то человек в теме. Ученый, исследователь той проблемы или эпохи, которой посвящена экспозиция. Роботов-экспонатов, пустых, отстраненных, сидящих в музее только потому, что надо где-то благополучно сидеть на пенсии или до пенсии, я не видела, и это еще один повод порадоваться за страну Германию, - справедливо отметила в своем ФБ Аня Шестак
 
htmlimage 2htmlimage 42
Этот, последний, день в Берлине закончился подведением итогов – сначала на воркшопе по фотографии вместе с Таней Маныкиной и Рут Пройссе, а потом – на замечательном торжественном ужине, где вся наша славная группа благодарила организаторов проекта. Надеюсь, наши украинские сувениры будут для них приятным напоминанием о нашей группе и нашей стране, которая пока еще учится хранить историческую память.
 
По материалам пресс-центра Еврейского Фонда в Украине
Go to top