Хлеба и зрелищ! С давних времен этот нехитрый девиз был отлично знаком правителям и властелинам. И то ведь правда – запросы большинства их подданных или сограждан, если обобщить, сводились именно к этим двум потребностям.
Parl 1 300x175Поэтому когда с хлебом начинали возникать проблемы, власть имущие старались предоставлять народу побольше зрелищ. Хотите гладиаторских боев? Пожалуйста! Бой быков? Непременно! А еще лучше публично сжечь на костре ведьму. Да покрасивее, чтобы стоящим в толпе уродам было особенно приятно.
Теперь у нас все эти развлечения заменяются политическими ток-шоу, во время которых массовке, помпезно именуемой «народом, представляющим всю Украину», дают даже возможность проголосовать по заданным ведущим вопросам. Впрочем, развлечение это не очень новое. Вернее, совсем не новое. Еще в Древней Греции как-то народу на «ток-шоу» предложили проголосовать: виновен ли Сократ в тяжких грехах или нет? И народ вынес решение – виновен! Правда, через день народ одумался. Но было уже поздно. Обиженный великий мыслитель успел принять яд. Однако, «ток-шоу» прошло классно…

Вернемся, однако, в Украину нашего времени. Во дни, предшествующие недавним парламентским выборам, будущие народные избранники сулили электорату много-много вкусного хлеба с «европейским маслом». В частности, звучали обещания поднять зарплаты и пенсии и снизить цены и тарифы на разного рода услуги. И что же? Выборы состоялись, и как пелось в песне, «вот они расселись по местам». И оказалось, что с «хлебом» все наоборот. Гривна обвалилась, цены и тарифы из пригорка выросли в Эверест. И тогда какие-то «светлые» депутатские и министерские головы придумали новую серию «забав». В условиях, когда совершенно не известно, во что может вылиться недовольство народа из-за того, что его ныне поставили в еще более тяжелое положение, чем в предыдущие годы, парламент «суперпринципиально» принял ряд политических законов, тем самым сделав попытку в очередной раз отвлечь людей «зрелищами» от серьезнейших проблем с «хлебом».
Эти законы сегодня у всех на слуху. Особенно тот, что говорит о запрещении советской и коммунистической символики. Вокруг него ведутся ожесточенные споры. Поэтому в данной статье я этого закона касаться не буду. Скажу лишь только, что пока политики и коллеги-журналисты шумно призывают друг друга к противостоянию кремлевской пропаганде, я уже достаточно давно публикую свои статьи в газетах ряда зарубежных стран, в которых разъясняю европейцам и американцам, что сегодня в Украине происходит далеко не то, что рисуют российские СМИ. Так, совсем недавно известная немецкая газета напечатала мой материал «Сталин с ними. Но не с нами». В нем я достаточно четко выразил свое негативное отношение к попыткам возродить в России сталинизм и навязать его народам соседних стран, в том числе и Украине.
Вот почему, повторю, на этот раз я хотел бы повести речь о другом законе, принятом парламентом. Я, вроде, внимательно изучил, о чем там речь. Переговорил о нем с некоторыми коллегами. И убедился – все они поняли этот закон так же, как и я. А именно – в нем говорится не только о признании заслуг перед страной бойцов УПА, но также и всех тех, кто воевал в уже далекую-далекую гражданскую войну в рядах войск Украинской Народной Республики.
И вот тут-то возникают очень серьезные вопросы. И чтобы разобраться в них, давайте вернемся в глубь истории почти на сто лет, упомянув при этом, что недавно вице-премьер и министр культуры Украины Вячеслав Кириленко, видимо уже зная о готовящемся законе, предложил сбросить в Киеве с постамента Николая Щорса и водрузить на его место Симона Петлюру.
Но обратимся к историческим событиям столетней давности. Поздней осенью 1918 года к власти в Киеве пришла Директория. Среди политических сил, приветствовавших возвращение украинской власти, были и еврейские партии. Особую приверженность еврейские газеты проявляли к Симону Петлюре как к Главному атаману. При этом отмечалось, что еврейские подразделения, входившие в состав войска Петлюры, активно участвовали в боевых действиях и тем самым создавали фундамент украинско-еврейского сотрудничества.petlura 1

Однако немало старшин украинского войска не поддерживало идей украинской революции. Значительная их часть, отмечал один из лидеров Директории Владимир Винниченко, состояла «из бывших гетманцев, из русской офицерни», которая «разлагала наши войска, провоцировала их на эксцессы, тащила в бандитизм, в погромы».

В этом и заключалась причина тех еврейских погромов, которые впоследствии такой страшной, кровавой эпидемией разлились по всей Украине. Не имея глубоких, увлекающих солдатские массы социально-революционных лозунгов, атаманы должны были чем-то подбадривать «казацкий дух». И «давали хлопцам погулять», как говорилось тогда.
Пресса подчеркивала противоречие между декларациями правительства Украины и деятельностью исполнительных органов власти. Известные государственные документы, которые должны были гарантировать равноправие народам Украины, не имели влияния на местных руководителей, «служивших гетману и теперь приспосабливавшихся к новой власти… и начинавших известный бесовской танец против евреев… Систематичность и уверенность, с которыми это проводится, явно обнаруживают, что их сознательная цель – поссорить еврейскую демократию с правительством», – сетовал Винниченко.
В 1919 году в Украине произошло немало погромов. В телеграммах, разных документах и докладных записках Еврейского национального секретариата УНР приводились многочисленные факты погромов, грабежей и контрибуций в Броварах, Обухове, Коростене, Овруче, Горностайполе, Иванкове, Чернобыле, Черняхове, Коростышеве, в других городах и местечках Украины.
«Всерьез противостоять массовым погромам могла лишь регулярная армия со строгой дисциплиной, но Головной атаман не смог ни стать ее организатором, ни распознать в погромах огромную разрушительную силу, которая в значительной степени обусловила ликвидацию УНР. Какими бы намерениями ни руководствовался Петлюра, — отмечает украинско-канадский историк Субтельный, — он был не способен контролировать атаманов, и их ужасающие преступления связывались с правительством».
…Где же она, правда истории? В советские времена Петлюра рисовался врагом человеческим рангом Гитлера. Сегодня же иные украинские историки изображают его благороднейшим и великим «отцом нации», безвинно убитым не то большевистским, не то сионистским «агентом». Но, думается, как это бывает нередко, истина лежит посередине. С одной стороны, никаких антисемитских универсалов Петлюра не издавал. С другой — он не смог и не захотел защитить еврейское население Украины от собственных вояк.
Самым страшным в те годы многие считают погром в Проскурове (ныне Хмельницкий) 15 февраля 1919 года. В тот трагический день, обильно выпив и закусив, солдаты под командой полковника Семосенко под звуки духового оркестра направились по главной Александровской улице в район, населенный евреями, которые были объявлены виноватыми во всех бедах Украины. Был шаббат. По традиции евреи вернулись из синагоги. Началась кровавая вакханалия. Убийцы не щадили ни стариков, ни детей. За несколько часов было убито около 1600 человек. Произошла дикая резня.
Лично мне для того, чтобы верить в достоверность этих фактов, не нужно ссылок на какие-либо документы. Все дело в том, что я был очень хорошо знаком с одним свидетелем проскуровского погрома. Я знал его много лет. Можно сказать, с младенчества, потому что этот свидетель, чудом не ставший жертвой погромщиков, — моя мама Китя Григорьевна Эйвин. Тогда недобрым днем февраля девятнадцатого года две маленькие еврейские девочки-сестренки — шестилетняя Роза и четырехлетняя Китя играли во дворе, когда в ворота, размахивая саблей, вбежал петлюровец. Роза схватила младшую сестренку за руку, и они побежали к соседнему дому, стали колотить ручонками в дверь и громко проситься впустить их. Но насмерть перепуганные соседи не открывали. Девочек, по воле Всевышнего, спасло то, что бандит был сильно пьян. Он поскользнулся и упал. А сестренки прошмыгнули мимо него и, обогнув дом, убежали в дальний конец огорода и спрятались в стоявшей там уборной. Они прятались там всю ночь. Только утром они вернулись домой, где их уже не надеялись увидеть живыми… Мама не могла вспоминать этот день без слез всю жизнь…
Уверен также, что здесь обязательно нужно рассказать об одном из самых драматических событий того страшного дня. Спасая некоторых несчастных жертв погрома от смерти, соборный протодиакон Клементий Кучаровский пустил их в храм, а сам, выйдя на площадь перед церковью, попытался крестным знамением остановить погромщиков. Но был ими изрублен…
Спустя многие годы, после долгих проволочек в Хмельницком по настоянию общественности был воздвигнут монумент отцу Клементию. Стоит, правда, он в таком месте, которое, если специально не искать, то найти трудно. Но все-таки еще стоит. Я пишу «все-таки еще стоит», поскольку если новый закон увековечивает ВСЕХ, воевавших на стороне УНР, то получается, что памятник Кучаровскому тоже нужно разбить. Ведь он своими действиями пытался помешать отряду войск УНР осуществить «важную операцию». Так следует из нового закона или не так? Кто-либо из разработчиков закона и тех, кто его принимал, задумывались над этим?
Ну да Бог с ними, с евреями. Кого в Раде их чувства волнуют? Но есть тут совершенно другой поворот, как говорится, в тему.
Быть может, вы удивитесь, но все эти нынешние «главнюки» «ДНР» и «ЛНР» – по части сепаратизма маленькие дети по сравнению с Петлюрой. 21 апреля 1920 года, заключив Варшавский договор с Пилсудским для борьбы с большевиками, он дал согласие на переход под польскую юрисдикцию Восточной Галичины, Западной Волыни, Холмщины и ряда других украинских земель. Победить красных Петлюре в конечном счете не удалось, а украинские земли так и остались под властью Польши…
Передав Польше значительную часть Украины, Петлюре не удалось выторговать у поляков хотя бы какую-то ограниченную автономию для Восточной Галичины в составе их государства. Правительство УНР принимало на себя также обязательство поставлять польским войскам в Украине в течение всей войны «мясо, жиры, муку, крупы, картофель, сахар, овес, сено, солому и т.д.». За все же продукты, поставленные поляками для своих войск из Польши, правительство УНР должно было своим союзникам платить. Польша принимала на себя до окончания войны руководство всеми железными дорогами Украины.
Однако едва ли не самым болезненным для украинцев условием Варшавского соглашения (кроме потери территории) стало фактическое восстановление польского помещичьего землевладения на Правобережной Украине. Соглашение предусматривало, что аграрный вопрос в Украине будет решен после войны украинским Учредительным собранием, а до тех пор в отношении землевладельцев польского происхождения будет сохраняться status quo ante bellum: положение, существовавшее до начала войны. Но ведь на Правобережье большинство помещиков были поляками, и крестьяне разделили между собой их имения еще в 1917-1918 годах! Забегая вперед, скажем: восстановление этого status quo ante bellum польские войска в Украине не «доверили» правительству УНР, а осуществляли его сами, порой совершенно варварскими методами. Например, князь Сангушко, возвратившийся в свое имение на западном Подолье в сопровождении польских жолнеров, заставил всех жителей села восемь часов стоять перед ним на коленях, а каждого, кто не встал на колени или поднялся без разрешения пана, солдаты «союзников» безжалостно убивали.
25 апреля 1920 года польская армия и петлюровские войска перешли в наступление по всему украинскому фронту, а уже 6 мая практически без сопротивления взяли Киев. 9 мая генерал Эдвард Рыдз-Смиглы принимал на Крещатике «парад победителей-освободителей». Поляки так и не позволили Директории въехать в Киев и всячески тянули с передачей власти украинской администрации на освобожденных от большевиков территориях. Польские генералы относились к своим украинским союзникам, скажем мягко, не самым лучшим образом.
«Игнорирование элементарных прав независимости Украинского государства, попрание его юридических актов, языка, правительственных институтов; ненужные, ничем не обоснованные лишения военных и гражданских защитников этого государства, бесстыдный захват и присвоение государственного имущества, которое стоит миллиарды рублей, — все это может вызвать и вызывает справедливое возмущение», — писал Петлюра в меморандуме Пилсудскому.
Каким в результате всего этого был авторитет Петлюры и к чему привела его деятельность на посту главы украинского правительства? Вопрос, думается, риторический.
…Мысленно представляю себе делегацию американских конгрессменов, сенаторов и потенциальных инвесторов у памятника Петлюре в Киеве. Это к ним постоянно обращаются за помощью украинские президент и премьер. Но это как раз те люди, чьи предки бежали в Америку от погромов. А они, в чем мне пришлось убедиться во время поездки на международный конгресс в США, историю знают.
Вот и выходит, что принятием упомянутых законов украинская власть хотела скрутить большую казацкую дулю московскому «султану» накануне задуманного им помпезного празднования юбилея Победы над нацизмом.
Эх, дело-то хорошее, но вот получилось как всегда. Ни хлеба, ни зрелищ.
P.S. Накануне Пасхи энергичные пенсионерки нашего и соседнего подъездов провели импровизированное собрание на актуальные темы. Хорошо, что премьер-министр на нем не присутствовал. Ему было бы неприятно. Много и эмоционально говорили о ценах и тарифах. А вот о символике — ничего. Нет, все-таки сейчас народ так легко не обманешь…

Автор: МИХАИЛ ФРЕНКЕЛЬ (Еврейский обозреватель - апрель 2015)

 

Go to top