Торжественное открытие мемориальной стелы памяти землякам-евреям, которые были расстреляны во время Великой Отечественной войны состоялось в пгт Тарутино Одесской области.

 

hol tarutino

Открытие стелы Тарутинского Холокоста

Гранитная стела установлена перед фасадом здания, где когда-то располагалась еврейская гимназия. На митинг-реквием, приуроченный к ее открытию, помимо тарутинцев были приглашены представители Одесской региональной организации евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей во главе с председателем Романом Шварцманом.

Напомним, сразу после оккупации Тарутино немецко-румынскими войсками в конце июля – начале августа 1941 года новые власти активно принялись за решение "еврейского вопроса".  Всех евреев: мужчин и женщин, стариков и детей построили в колону и повели на северную часть поселка. Здесь на дне одного из оврагов все 352 мирных жителя были расстреляны. Удалось спастись лишь одному 12-летнему мальчику Мише Брешь, которому дед успел сказать: «С первыми выстрелами падай на землю, а я тебя прикрою своим телом».

После окончания войны население Тарутино поменялось, старожилов, которые помнили о тарутинском «Бабьем яре» почти не осталось. О зверском преступлении фашистов и трагедии еврейской диаспоры в этом краю почти никто уже и не знал.

Правда о бессарабском расстреле евреев стала известна благодаря усилиям нынешнего гражданина США Александра Дойбана, семья которого успела эвакуироваться из Тарутино накануне войны и тарутинского краеведа-любителя Владимира Кубякина.

a6299 27274

Памятная доска на фасаде бывшей еврейской гимназии пгт Тарутино

В один из своих приездов Александр Моисеевич познакомился с Владимиром Кубякиным, который проделал огромную работу по изучению истории своего района. Написал книгу на эту тему и знал о трагедии еврейской диаспоры еще в детстве от своей бабушки.

- Первые документальные сведения о тарутинском холокосте я нашел 6 лет назад в Измаильском архиве, - рассказывает Владимир Викторович.- Это был отчет парткомиссии о зверствах фашизма в районе. Потом последовали исследования в архивах Одессы, Киева, Санкт-Петербурга и Москвы. Удалось узнать точное количество погибших и 142 фамилии, тех, кто в тот день стоял на дне обрыва перед расстрелом. В Харьковском музее холокоста нашел я и воспоминания Миши Брешь, единственного, кто остался в живых после той бойни. Работа в этом направлении продолжается, и она не закончится, пока мы не узнаем по именам всех погибших евреев. К сожалению, пока я не представляю, как можно найти точное место гибели моих земляков. Каратели сравняли этот овраг с землей, а годы и природа полностью уничтожили следы массовой гибели людей.

Сам Александр Дойбан выделил средства на сооружение памятного знака. А все организационные вопросы на месте решал тарутинский краевед Владимир Кубякин.

Источник

 

Go to top