Ему нечего делать на чужой земле... Уверенно говорит Уриэль Штерн, ведущий и продюсер кулинарных программ, учредитель благотворительного фонда «Квітна». Рубрика «Портрет» знакомит вас с американцем, который не хочет уезжать из Украины.

 

458

 

«Евреи детей не считают»

В Одессе на Малой Арнаутской все делают по заказу, даже детей. Неудивительно, что наш герой именно здесь и провел первые годы своей жизни. На вопрос о том, сколько у него детей, Уриэль Штерн хитро улыбаясь, говорит, что евреи детей не считают. Можно кого-то случайно забыть, а ребенок обидится. О дедушках рассказывает гораздо охотнее…

Маленький одессит, вместе с многочисленной родней, до шести лет жил на улице Малой Арнаутской угол Канатной. В его доме отлично делали две вещи – прекрасно готовили и фотографировали. Готовили, конечно же, мама и бабушка. (Кстати, сам Уриэль начал отлично готовить в девять лет). А фотографировали, конечно же, дедушка и папа. Профессию фотографа Мойша Штерн приобрел, находясь в плену в Австрии еще во время первой мировой войны. «Все лучшие фотографы Одессы – его ученики», - с гордостью говорит Штерн-внук. Сам он в 11 лет начал помогать папе Льву «зарабатывать на жизнь». Они занимались коммерцией, как говорят в Одессе. Делали популярные в начале 70-х открытки с кошечками и продавали их гравировщикам. В домах многих жителей просторов бывшего Советского Союза сохранились такие экземпляры с выгравированными поздравлениями. Котики – наше всё! В других домах хранят открытки Льва Штерна с видами Одессы. Государственные заказы на виды Одессы и 8-ое Марта шли не так хорошо как котики, но зато приносили удовольствие и память.

Двухкомнатная квартира с печкой в подвале двухэтажного дома и в ней три поколения семьи – дедушка с бабушкой, папа с мамой и два брата. Это все, что заслужили фронтовики в СССР. Все деды, папа и многочисленные дяди Уриэля воевали с немцами. Женщины и дети переживали оккупацию Одессы в Ташкенте. Род Штернов из Новоград-Волынского и род Видомских из Одессы объединился в этой семье после войны. Штерны были не очень довольны. Интеллигентные фотографы и вдруг - дочка мясника Яши Видомского. Кто ж это выдержит. Но не все в Южной Пальмире разделяли это мнение. Пришлось смириться и Штернам.

На праздники вся многочисленная родня (межпуха) в количестве 40-50 человек собиралась на улице Чижикова, в громадной квартире тети Уриэля. Ее муж был сапожником и мог себе позволить большую площадь и приемы. «На месте их квартиры теперь стоит Музкомедия», - шутит Штерн. Играли в лото. Кто рос в 70-80-е, тот мог позволить себе такой кайф, как выпросить у старших возможность кричать цифры, выхватывая бочонок из мешочка.
В перерывах между праздниками семья работала на… семью. Деления на своих и чужих - не было. Все общее для всех родных и двоюродных братьев.

Может кому-то сегодня деньги нужнее. Единственный запрет по работе, который был принят мужчинами, – не снимать свадьбы. В то время это выглядело унизительно. Запрет снимался, когда в город приезжал герой войны - Штерн из Калининграда. Он с семьей жил бедно. Родственнику надо было помочь. И все шли фотографировать свадьбу. Как на войну. Все, что заработали, отдавали родственнику-гостю.

Денег в семье в конце 80-х хватало. Но купить квартиру тогда было проблемой. Штернам просто повезло, и они переехали в 82-ом году в двухкомнатную хрущевку на Генерала Петрова, которую впоследствии удалось выменять на трехкомнатную. Уриэль пошел учиться в 53-ю школу. А потом в армию. (Кстати, он уверен, что в армии должны служить все мужчины). «Эти с*ки захватили часть, в которой я служил», - так эмоционально вспоминает Уриэль Штерн о сегодняшнем Крыме. Он там служил.

«Эту книгу написал не человек»

Он вернулся из армии. Немного поработал в Одессе. И в 90-ом году с 400-ми долларами в кармане уехал в Израиль. На пустое место. Через год у него было два грузовика. И он начал возить по стране известный театр Гешер (театр, созданный репатриантами из СССР). В 1993-ем году Уриэль все же возвращается в Одессу. Там кипит бизнес, зовут друзья. Они же знакомят его с еврейкой-ашкенази Нателлой – она его жизнь и судьба до конца дней. В такую божественную красоту просто невозможно не влюбиться. Забрав Нателлу, в 2003 году он улетает в Нью-Йорк. На две недели. Выпускать Штерна из Одессы не очень хотели. Но назад его уже не дождались. Сегодня у него и его детей – американское гражданство. Украинкой в семье осталась только Нателла.

 

family shtern

 

В Нью-Йорке Уриэль всерьез начинает интересоваться иудаизмом. Книга Бемидвар стала толчком для одесского еврея. «В пустыне» - так переводится ее название. «Я прочел и понял, что эту книгу написал не человек», - говорит Штерн. В Одессе он, конечно же, ходил в синагогу - в шаббат после бани, вызывая недовольство и вздохи одесского раввина. Но после прочтения книги Бемидвар его жизнь изменилась. Хотя он не любит говорить вслух о своей религиозности. Слишком глубоки личные чувства. Позволяет себе только одно: «Жертвуют те, кто ходит в синагогу. Они понимают, что мир устроен иначе. У мира есть Хозяин. И Он нас любит. И Он требует, чтобы его любили так, как хочет того Он, а не мы».

Сегодняшняя цель жизни Штерна – благотворительность. Этим взглядам помогла сформироваться тоже книга - про Илона Маска. Она дала понимание, что в жизни есть гораздо больше целей, чем просто вкусно кушать, красиво одеваться и зарабатывать деньги. Необходимо еще и помогать людям. Благодаря прочитанным книгам, Штерн создал фонд «Квітна», который помогает женщинам бороться с раком груди. Уриэль считает, что эта проблема в Украине находится в сильно запущенном состоянии. А те, кто говорит, что помогают, только делают вид. Он намерен бороться серьезно – идти к министру здравоохранения, покупать рентгеномобили для каждой области, проводить исследования. «В Украине есть головы, способные лечить и оперировать онкологию так, как нигде в мире», - уверен Штерн. На его взгляд, болеют и умирают лучшие. «Почему так происходит? Тайна...», - говорит одессит. За годы постсоветов мы потеряли территории, промышленность, экономику. «Нам осталось только потерять женщин. Потерять генофонд страны», - вздыхает Уриэль. Он уверен: «Спасем женщин – спасем нацию».

В Украине и за рубежом Уриэля Штерна больше знают как ведущего кулинарных программ. Хотя его кулинарная школа – это чистая случайность. Просто шеф-повар одного из ресторанов когда-то отказался идти на передачу на известный украинский телеканал и позвали Ури. «Божественная случайность», - уточняет Штерн.

Он не хочет открывать собственный ресторан. Он просто ведет кулинарные передачи про правильную еду для взрослых – с Ольгой Сумской, и кулинарные передачи для детей – с соведущими Детьми. Потому что дети – это главное, ради чего он все это затеял. Уриэль Штерн хочет изменить представление малышей о еде и школьном питании. «Я хочу, чтобы ребенок кушал в школе цельнозерновой хлеб, фрукты и овощи. Хотя бы два раза в неделю. Чтобы пил минеральную воду вместо сладких напитков», - такая у него мечта. И еще – научить детей благотворительности. Каждый новорожденный ребенок в семье Уриэля Штерна получает в подарок молитвенник и копилку для помощи бедным. «Главное, чтобы ваши дети были людьми», - трудно не согласиться с таким мнением.

Он не хочет уезжать из Украины, несмотря на войну. Но просит не писать об этом. Может прочитать статью мама, живущая в Нью-Йорке, и расстроится. «Главная проблема украинцев – это свобода. Власти используют это качество нации в свою пользу», - говорит Штерн. «Если бы можно было поставить на Майдане газовые камеры, то Янукович поставил бы их», - добавляет он. А еще он считает, что нельзя ни при каких обстоятельствах признавать оккупацию Крыма, нельзя принимать любые кабальные соглашения ради мира и необходимо вернуться к прежним границам страны. После развода муж должен забыть о собственности жены, - чисто по-одесски подмечает Штерн.

«Россия должна сделать как Израиль. Забрать к себе всех своих, дать им квартиры и работу, а не захватывать чужие территории и насаживать свой мир», - говорит одессит с американским паспортом, живущий в Киеве. Что делать с оккупантами? У него есть ответ и на этот вопрос: «Не бывает хороших орков. Орк, который пришел на твою землю, должен быть убит». Но, если американское посольство объявит о небезопасности пребывания в Украине, об угрозе жизни, он, как законопослушный американский гражданин, возьмет жену и детей и вернется в Америку. В свободную страну свободных людей.

Источник

 

 

Go to top