С известным украинским журналистом и публицистом Виталием Портниковым Игорь Магрилов пообщался во время международной конференции “Революция и война. Украина и большая трансформация современной Европы”, которая на днях проходила в Берлине.

28694Игорь Магрилов: Виталий, известно, что вам хорошо знакома тема, связанная с еврейским вопросом и проблемой антисемитизма. Сейчас в Украине сложилась очень интересная ситуация. С одной стороны, многие люди проявляют повышенный интерес к Израилю, находя ситуацию, через которую прошла и проходит эта достаточно молодая страна, очень схожей с нынешней ситуацией в Украине. И действительно, Украине есть чему поучиться у Израиля, и как защищать свою свободу и независимость, и как необходимо создавать мощное, современное и демократическое государство. Многие украинцы ожидают, что Израиль поможет Украине вооружением, и гордятся, что на Майдане была еврейская сотня, что в зоне АТО воюют бывшие военнослужащие ЦАХАЛа, появился даже термин “жидобандеровец”, который с удовольствием примеряют на себя многие жители Украины. С другой стороны, в комментариях в социальных сетях и СМИ украинского сегмента интернета по-прежнему можно найти много высказываний, что Украиной все время правят евреи, да и, вообще, куда же без всемирного сионистского заговора. Что вы думаете по этому поводу?

Виталий Портников: Я вообще не сказал бы, что после краха Советского Союза, мы имели какие-то серьезные проблемы с еврейским вопросом.

Надо понимать, что если говорить об антисемитизме, как об общественном и социальном явлении, есть две разновидности антисемитизма – есть антисемитизм бытовой, с которым мы все так или иначе сталкиваемся в разных странах мира, и есть антисемитизм государственный. Такой антисемитизм был в Советском Союзе, такой был в Российской империи. Украина никогда не имела государства, и с момента появления украинского государства надо признать, что оно никогда не проводило политику государственного антисемитизма. В отличие от Российской империи и в отличие от Советского Союза.

Единственное, что действительно было очень важно для жизни евреев в независимой Украине (для тех, кто там остался, мы же понимаем, что независимая Украина и большая алия – это практически совпадающие по времени процессы), это то, что украинский проект даже в этой независимой Украине продолжал существовать в форме этнического. Во многом из-за продолжающегося влияния империи – ее информационного пространства, ее политического пространства. И то, что действительно произошло во время Майдана, появление политической нации, оно одновременно означало, что этнический проект завершен, что он больше не нужен, что не является элементом защиты украинского народа. И теперь себя украинцами называют люди различного происхождения – украинцы, русские, евреи, армяне, азербайджанцы, кто угодно. Они теперь все могут говорить, что они украинцы. В этом смысле это совершенно новое качество жизни. А комментарии в социальных сетях я вообще не считаю каким-то резонансным моментом, потому что, во-первых, антисемитизм никуда не делся.

Во-вторых, если люди начинают писать, что ими руководят евреи, эти люди могут быть бытовыми антисемитами. И эти евреи действительно существуют, так как спикер парламента Гройсман или бывший губернатор Днепропетровской области Коломойский, и это уже говорит, что проблема антисемитизма как таковая не существует.

В-третьих, есть другое качество, что тоже отличает нас от России. Мы должны помнить, что Россией руководят выходцы из КГБ. КГБ – антисемитская структура, которая помогала усилению антисемитизма, которая боролась с евреями, которая помогала всем антиизраильским движениям, которая спонсировала терроризм. Путин и компания оттуда. И их нынешние связи со всем, что враждебно Израилю естественным образом предопределено их структурными предпочтениями, тем, что они выбрали антисемитизм как карьеру, когда они были молодыми людьми. И я думаю, что это не случайно. И никакие друзья Путина евреи не отменяют того факта, что антисемитизм по сути продолжает оставаться неким курсом, который не вслух, но по сути осуществляется нынешним российским государством-наследником Российской империи и Советского Союза. А у нас ничего такого не было, нет и, я вас уверяю, не будет, потому что с момента появления политической нации как факта, разделение идет не по линии украинцы и не украинцы в этническом смысле, а идет разделение на тех, кто акцептирует украинскую государственность, кто готов за нее бороться, кто готов отдавать за нее жизнь (это люди разных национальностей), и тех, кто поддерживает империю, поддерживает зло. А добро и зло не имеют национальности, это хорошо известно, мне кажется, по всем столетиям человеческой истории.

источник: 9 Канал
фото: откр.доступ

 

Go to top