Главный раввин Украины об антисемитизме, войне на Востоке страны и разнице между украинскими и российскими иудеями.

blajkhПрошел уже год с момента аннексии Крыма, а Владимир Путин все продолжает игнорировать реакцию Запада. Несмотря на санкции и осуждение со стороны ЕС и США, он вооружает пророссийских сепаратистов в Восточной Украине и, как полагают некоторые эксперты, в ближайшем будущем даже может перевезти часть ядерного вооружения в Крым.

Никто не знает, когда уладится ситуация в Украине — какие границы будут у страны и какой она станет сама по себе. Сейчас украинский народ в целом и 300 тысяч украинских евреев в частности делают все, чтобы пережить смутные времена с наименьшими потерями.

Главный раввин Украины Яков Дов Блайх поделился своим взглядом на ситуацию. Рав относится к хасидскому течению Карлин-Столин и живет в Киеве с женой и восемью детьми.

Как сегодня живется евреям в Украине? Они чувствуют себя в безопасности? Или они в напряжении?

Евреи находятся ровно в таком же напряжении, как все остальные. Сегодня ситуация выглядит так: в Восточной Украине находятся русские террористы, и эти самые террористы, которых поддерживает Россия, воюют со всеми и убивают всех без разбора. Они пытаются позиционировать себя как [автономное] движение сепаратистов, но до зубов их вооружает Россия.

Какое место в этом всем занимают евреи? Они являются участниками этой борьбы, будучи гражданами Украины. В самом начале русские очень хотели привязать к конфликту еврейскую тему. Они говорили: «Мы идем в Украину, чтобы спасти евреев, которым угрожают украинские фашисты». Но нам удалось остановить машину пропаганды, и это очень важно — нельзя было допустить, чтобы евреев втянули в эту войну и потом в ней обвинили.

Сколько евреев живет в Восточной Украине, где сейчас идет вооруженный конфликт?

До нападения русских в прошлом году там проживало около 20 тысяч евреев. Сейчас, наверное, 6-10 тысяч. Многие из них пожилые и больные люди, а молодежь, которая остается, не хочет начинать новую жизнь

Из тех евреев, которые уехали оттуда, 2 тысячи репатриировались в Израиль, а остальные осели в других городах Украины и России. Мы называем их вынужденными переселенцами.

В прошлом году в одном интервью Вы сказали, что евреи в Украине чувствуют себя в большей безопасности, чем евреи во Франции. Это действительно так?

На 1000 процентов. В Украине иудеи не боятся показать, что они иудеи. Мы ходим по улицам в кипах, и на нас никто не нападает. Слава Б-гу, исламских фундаменталистов тут нет.

В прошлом месяце в Минске между Украиной, Россией и пророссийскими сепаратистами были подписаны договоренности о прекращении огня. Как Вы думаете, они помогут сдержать конфликт?

Сложно сказать, пока что не помогают. Террористы продолжают стрелять, и мы знаем, что сейчас идет масштабная перегруппировка. В НАТО заметили передвижение большого количества военной техники из России на территорию, подконтрольную террористам. Если в течение дня никто не погиб, в украинских СМИ это становится главной хорошей новостью дня.

[Казалось бы,] военный конфликт номинально поставлен на паузу, но тут возникает вопрос: достаточно ли этого сдерживания, чтобы перейти на новый уровень — провести законные выборы или прийти к какому-либо соглашению, по которому [территории, на которые положили глаз пророссийские сепаратисты] станут в каком-то смысле автономными, но останутся в составе Украины. Сейчас мы не уверены, что это случится. Пока что похоже, что россияне хотят «заморозить конфликт», как в Молдавии или Грузии.

Какого финала хочет Путин?

Есть такая поговорка на идиш: «Не пытайся понять, о чем думает лошадь — лошадь не думает». Но вообще-то мне кажется, что Путин хочет настолько дестабилизировать Украину, чтобы россияне никогда не захотели повторить то, что сделали украинцы [подписание соглашения об ассоциации с ЕС], потому что это бы разрушило диктаторский режим в России. Путин боится, что если уровень жизни Украины как части Европы поднимется, у него появятся проблемы. Он боится восстания.

Занятно, что для евреев Украины Путин — враг, в то время как для евреев в России он друг.

Я вам сейчас кое-что скажу. Это не евреейская война. Евреи — не одна из сторон конфликта. Евреи в Украине выступают за Украину, а евреи в России — за Россию. Очень важно это понимать.

У иудеев России есть свой президент, который по каким-то своим причинам делает для них то, что делает. Там есть и свой «придворный ервей» [прим. пер. — еврей-банкир, который оказывает высшим кругам финансовые услуги] и раввин, который является членом Общественной палаты. Это другое общество, им оно подходит, и хорошо. Но евреи в Украине хотят демократии. Мы считаем, что еврейская община сможет процветать именно в демократическом обществе.

Каково сейчас положение иудейского сообщества в Украине? Сколько общин? Сколько раввинов?

На сегодня в Украине примерно 40 раввинов, которые служат для 300-350 тысяч евреев. Самая большая община — в Киеве, тут три большие синагоги и пять синагог поменьше, сюда евреи приходят молиться. Есть пять дневных школ, есть школа, в которой дети изучают иврит, школа для религиозных детей и «кирувная» школа для детей нерелигиозных.

Разнообразные кошерные продукты продаются по всей Украине. Тут и мясо животных, забитых методом шхита, и кошерное молоко, и молочные продукты, и многое другое. В Днепропетровске живет рав Каменецкий, известный раввин хасидского направления «Хабад». В Одессе — раввин Бакст, который открыл школу и детский дом «Тиква». В Харькове — раввин Московиц, успешный любавический рав. Во Львове — столинский раввин Бальд, у которого замечательная община. В Житомире — раввин Вильгейм, который также руководит довольно развитой общиной.

То есть, мы сейчас говорим не только о пожилых евреях, которые пережилы эпоху советского коммунизма?

Конечно, нет. Нужно понимать, что много лет Украина была действительно очень еврейским местом. Да, в ходе истории между украинцами и евреями были противостояния, но обычно все складывалось вполне нормально. Возьмем для примера период 1648-54 гг., времена Хмельницкого: в течение шести лет постоянно случались антиеврейские погромы, но после того, как все стихло, евреи продолжили мирно жить по соседству с украинцами.

Если вы почитаете Шолом-Алейхема, станет понятно, какой на самом деле была жизнь евреев в Украине. Это были отношения, в которых любовь переплеталась с ненавистью. Они были очень теплыми и тесными, но в любой момент могла произойти новая вспышка антисемитизма. К примеру, сразу после Первой мировой войны по Украине прокатилась волна погромов, а во время Второй мировой многие украинские националисты примкнули к нацистам. Но если посмотреть на последние 400 лет украинской истории, подавляющую часть времени евреи с украинцами уживались вполне мирно.

Я говорю вам об этом потому, что все время слышу: «Ох, эти украинцы такие антисемиты». Да, в свое время было немало проявлений антисемитизма, но если подумать, через что евреям пришлось пройти в России, где последние 400 лет антисемитизм и не думает угасать, то все это не идет ни в какое сравнение с ситуацией в Украине.

Я не оправдываю антисемитизм ни в каком из его проявлений. Я просто говорю, что евреи и украинцы большую часть времени очень хорошо уживались вместе, и сегодня мы пытаемся построить плюралистическое демократическое общество, в котором каждому будет комфортно. Вот что хотят евреи Украины.

Многие из упомянутых Вами раввинов, которые служат в Украине — любавические или столинские. А есть ли в Украине нехасидские равы? Если нет, то это потому, что евреям в Украине импонирует именно хасидский характер?

Единственный нехасидский раввин Украины — это рав Бакст в Одессе.

Так уж исторически сложилось, что хасидизм зародился именно в Украине. Меня постоянно просят сравнить иудейство в Украине и России, и каждый раз я убеждаюсь в том, что их отличие — в этих исторических корнях. Большинство евреев России еще живут там потому, что в свое время покинули штетлы в стремлении интегрироваться в общество. А евреи Украины, напротив, воспитывались больше в штетлах — ближе к теплоте хасидизма и той его особой атмосфере.

И когда я говорю об украинских евреях, хочется отметить, что они охотнее принимают теплоту и основы иудейства, чем российские евреи. В России евреи больше сомневаются, изучают, желают понять. Это иной подход к иудаизму.

Интервью Элиота Резника для The Jewish Press

источник: Jewish News
фото: Откр.доступ
 
Go to top